нью-йорк и мир • реал-лайф • nc-21
ноябрь, 2019 год — за окном +13°...+6°
пост декады от Jack Moretti
Вообще-то, Джек курил. Дым от сигареты поднимался шелковыми лентами в воздух, бросая вызов скучной гравитации, а он ловил их проворными узловатыми пальцами и стирал в труху, не касаясь. Но сегодня что-то сломалось. Может просто Джек постился, как молодой индус, готовящийся войти в храм Парвати, но за то утро он не выкурил ни единой сигареты.

Он шел, и из-под тяжелых подошв ноябрьские лужи брызгали так, словно в них жили солнечные лягушата, хрустальные, с острыми гранями. Он шел, а ветер подгонял его в спину: давай, Моретти, это твой шанс! Он шел, а судьба вела его за руку. У него просто не было права на ошибку.

Ему бы стоило подготовиться. Придумать, что скажет. В каких красках будет описывать последние спектакли (он смотрел их все). Повторить обязанности помрежа. Но в белобрысой башке как назло было пусто, гулял ветер, и только сжимались и разжимались кулаки. В правом томилась полиэтиленовая обертка от сигаретной пачки. Когда он сжимал ладонь, обертка хрустела: «Кр-ристоф-ф», когда разжимал, напоминала: «Р-руппель». Тот самый. У него спектакли дышали, удивляли, восхищали! Как, черт дери, он это делал?

Джек был уверен: тут какой-то секрет. Может, дело в личности, или в обаянии, или методах работы? Лучше бы в методах работы. Тогда, может, Джек и сам не безнадежен, может, сможет рано или поздно тоже — вот так рассказывать. Каждый раз когда он пытался, чувствовал фальшь. Чувствовал заезженность пластинки. Чувствовал, что ничего нового он не говорит, так зачем тогда вообще открывает рот?

Или хотя бы в личности. Что-то такое дурное, мальчишеское, звало Джека, когда он читал интервью режиссера. Он бы, наверное, мог научиться быть как Кристоф Руппель. Он бы, наверное, хотел.

Птичка принесла на хвосте: эй, Моретти, твой Руппель ищет помощника. Как, скажите на милость, Джек должен был пропустить это мимо ушей?

Задняя дверь подмигнула ему солнечным бликом на ручке. Занавес дружески погладил по плечу. Порог подпрыгнул: break a leg! Фигурально, безголовый ты человек!

Джек поднялся, отряхнул ладони и колени, вдохнул поглубже, словно за жемчужиной нырял, и вошел в кабинет. И встретился взглядом с кумиром. И растянул щеки, улыбаясь как трехлетний. Ну, то есть он честно пытался не лыбиться, но ничего не вышло.
о нас гостевая шаблон анкеты вопросы к амс внешности нужные новости итоги
Julian BewlayJude Bewlay
31/10. В честь Хеллоуина мы открываем сразу два флешмоба: действительно жуткий и празднично-весёлый. Выбирай на свой вкус!

29/10. Любишь щёлкать затвором? Любишь сюрпризы? Любишь Сити? Хочешь всё это совместить? Тогда наша фотолотерея как раз для тебя!

19/10. Как обычно, без предупреждения с неба свалился гендер-бендер флешмоб. Не упусти свой шанс сделать персонажа ещё более несчастным! (Мы же знаем, что любые флешмобы заканчиваются именно этим.)

10/10. А нам год! Хочешь немного квеста в честь праздника?

15/09. Синий, красный, голубой – выбирай себе любой!

28/08. Угх, этого только не хватало!

06/08. Добавь уныния в свою слишком яркую жизнь с помощью русреального флешмоба!

28/07. Время героев!

26/07. Важная новость! Не поленись и прочитай.

14/07. Кто бы мог подумать, мы опять продлили флешмоб! Надо было сразу месяц объявлять.

06/07. Постапокалипсис продлён ещё на неделю, спеши уничтожить мир!

28/06. It's that time of the month again.

27/06. По просьбам трудящихся и по следам спонтанного флешмоба открываем неделю постапокалипсиса. Опять никакого позитива!

01/06. Лето, солнце, море, день страха. Не стой в стороне, давай бояться вместе!

31/05. Возможно, последнее в шапке объявление об итогах, потому что кому они, на самом деле, нужны? (Объявления, не итоги.)

29/05. Первое в истории форума голосование! Не подведи, впиши своё имя в историю. (Или ещё чьё-нибудь.)

21/05. Скоро лето! Об этом, а также о других неожиданных событиях, рассказывают итоги.

11/05. Спят усталые итоги, книжки спят...

01/05. Мир, труд, итоги!

21/04. Праздник прошёл, померкли краски, встречай итоги с оттенком мокрого асфальта.

10/04. Нам полгода! Новые итоги как раз об этом. (Нет, случайный прохожий, на этом форуме не рисованные внешности, это мы так празднуем.)

08/04. Эй, ну что началось-то?

30/03. Итоги. Я пытался. #тыпытался

21/03. Новые итоги пропитаны дыханием приближающейся весны, так что читай и обманывайся!

11/03. Распустились первые весенние итоги, от которых так и веет любовью и недосыпом. Всё для тебя!

28/02. Читай последние итоги зимы, пока не растаяли!

20/02. Страшные и ужасные тринадцатые итоги ждут тебя, бойся!

14/02. Вместе со всем миром мы празднуем день дарения книг, присоединяйся!

11/02. В огороде бузина, у нас итоги, Сити четыре месяца, полёт нормальный.

30/01. Скорее беги заряжать воду от новых духоподъёмных итогов!

21/01. Падает снег, падает температура, падают итоги. Не забудь надеть шапку.

10/01. Нам три месяца! Доставай свой микроскоп, чтобы рассмотреть новые итоги.

02/01. С Новым годом тебя! Ешь оливье, пей шампанское, кури итоги и делай вид, будто не заметил, что я припозднился с этим объявлением на три дня.

21/12. Это самый короткий день года, но ты ещё можешь успеть прочитать итоги!

12/12. В небе Нью-Йорка загорелся бэт-сигнал!

11/12. Нам два месяца! Как время-то летит, а ты ещё не начал составлять список подарков! Ну ничего, свежие итоги помогут тебе во всём разобраться (нет).

30/11. Вот мы и пережили эту осень! Выпей горячих итогов и приготовься разминать своё чувство безысходности. Пригодится.

21/11. Зима близко! Выпрями спину, окинь печальным взглядом прошедшую декаду и задумайся о том, что ноябрь в самом разгаре, а ты так и не купил тёплые носки.

10/11. Нам месяц! Хватай итоги и присоединяйся к праздному празднованию!

31/10. Ужасные итоги ужасной декады, а ведь ужасная ночь ужаса только сегодня. То ли ещё будет!

29/10. This is Halloween, this is Halloween, мама принесла в клюве какую-то гадость. Оставайся на связи!

21/10. Хей, Нью-Йорк! Не спеша созрели первые итоги, прочти их и устыдись своих АМС (или возгордись, тут уж не нам тебе указывать). И выздоравливай, пока весь форум не разделился на Шопенов и Бетховенов!

10/10. Мы открылись! Спеши занять своё место на форуме и в сердцах АМС (там всего по четыре камеры на сердце). Купайся в лучах любви, лояльности и сухого шампанского и помни: дефицит витамина D представляет серьёзную проблему для здравоохранения. (Зачем мы отдали место в шапке под рекламу витамина D?)
Реал-лайф для тех, кто не любит реал-лайф

New York: The City & the City

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New York: The City & the City » Первым делом » Нужные персонажи


Нужные персонажи

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

✕ Если по твоей заявке кто-то пришёл, спрячь её под спойлер.

Придерживаешь свою заявку тоже ты, на тот срок, который сам считаешь необходимым.

Пример поста и указание частоты игры в заявке увеличивает шанс найти соигрока, с которым будет комфортнее всего играть.

ИЩУ [ТОГО, КОГО ИЩУ]

Внешность

http://placehold.it/250x150

http://placehold.it/250x150

✕ Имя
...

✕ Возраст
...

✕ Род занятий
...

Описание:
Информация о персонаже

Дополнительно:
Информация о соигроке

Пример поста

Пример твоего поста.

Шаблон
Код:
[quote][align=center][b]ИЩУ [ТОГО, КОГО ИЩУ][/b][/align]
[table layout=fixed width=100%][tr][td bgcolor=#a88438][/td][/tr][/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td colspan=2][align=center][size=10]Внешность[/size][/align][/td]
[/tr]
[tr]
[td][align=right][img]http://placehold.it/250x150[/img][/align][/td]
[td][align=left][img]http://placehold.it/250x150[/img][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%][tr][td]
[align=center][b]✕ Имя[/b]
...[/align]
[/td][td]
[align=center][b]✕ Возраст[/b]
...[/align]
[/td][td]
[align=center][b]✕ Род занятий[/b]
...[/align]
[/td][/tr][/table]
[table layout=fixed width=100%][tr][td bgcolor=#a88438][/td][/tr][/table]
[align=justify][b]Описание:[/b]
Информация о персонаже[/align]
[table layout=fixed width=100%][tr][td bgcolor=#a88438][/td][/tr][/table]
[align=justify][b]Дополнительно:[/b]
Информация о соигроке[/align]
[spoiler="Пример поста"]Пример твоего поста.[/spoiler][/quote]

0

2

ИЩУ МЛАДШЕГО БРАТА

Joel Kinnaman

http://sh.uploads.ru/t/1V6LG.jpg

http://sd.uploads.ru/t/ND8uV.jpg

Words like daggers, disguised under a familiar face
Stab my heart, to see if my blood is blue
But it has always been red

✕ Имя
Anton "Anthony" Orlovsky

✕ Возраст
41

✕ Род занятий
скупщик, оценщик и продавец краденых удачно приобретённых икон в одном лице

Описание:

«Эй, Тони!»

Антон оборачивается, не вытаскивая изо рта сигарету хмуро цедит:
- Чё надо?

В Брайтон-бич Энтони Орловски - личность примечательная; мигрант из палаты мер и весов - густой славянский акцент, перемежающаяся русским непечатным словцом речь, искра нездорового энтузиазма во взгляде. Тони даст в долг, стрельнёт сигарету, напоит до зелёных чертей, когда тоскливо, хоть вой, поможет по мере сил со всеми бытовыми неурядицами - но только в том случае, если найдёт в этом личную выгоду. В голове у него вертятся даже не шестерёнки, а адская машина с бесконечным заводом - фонтанирующие со скоростью одна в секунду идеи, далекоидущие планы, смелые проекты. Это завораживает и ослепляет, редко кто удосуживается задуматься над тем, какая часть из этих планов и проектов будет реализована, а какие окажутся погребёнными под вековым настилом словесного мусора, этого радио нон-стопом.

В первую очередь Антон Орловски - это один большой и очень затратный проект, целью которого является исключительно реклама самого себя.

Младшие братья всегда создают проблемы: сначала ты вытираешь ему нос и следишь за тем, чтобы он не забывал чистить зубы, потом просишь возвращаться домой не позже десяти и шипишь на его пьяных друзей, втаскивающих эту тушу после очередной попойки. Потом умирает отец и у него не остаётся никакой узды. Всё выходит из-под контроля.

Пытаться контролировать Антона - всё равно что попробовать убаюкать в ладонях открытое пламя.

Он рано учится манипулировать; он прекрасно понимает, что Ольга - пластилин, из которого можно вылепить что угодно, и она никогда не сможет сказать слово против, ведь: "Милая, неужели тебе так сложно? Позволь ему выиграть, видишь же, что он вот-вот заплачет", и она раз за разом сжимает зубы, позволяя Антону брать всё, что только захочется. Он растёт эгоистом и вырастает в ублюдка, мать то плачет, то закрывает на его выходки глаза, то с неожиданной жёсткостью бросает сквозь зубы: не получился. Не вышел. Пустая трата расходного материала. И всё же продолжает отступать. Они обе отступают: в их доме не осталось другого мужчины, так значит сойдёт и такой.

Плевать, что на дворе второй десяток двадцать первого века, на внутренних часах Антона - всё ещё девяностые, в которых он, более умный, удачливый, везучий стал тем самым парнем со двора, которому удалось уехать. Сыном маминой подруги, чёртовым счастливчиком, вытянувшим билет в новую жизнь. Только, кажется, он совсем не замечает, что эта новая жизнь почти ничем не отличается от прежней - вывеска пельменной на русском, одежда с рынка и корявое объявление о "ренте машины", особый брайтоновский диалект.

По сути, Антон Орловски - это наибольшее из зол.

Дополнительно:
Заявка крайне сумбурная, если сократить её до фактологической выжимки, то получится так: в лихом 1998 Антон (21) решил подняться за счёт продажи доверчивым иностранцам ценных икон, скупленных в деревнях за копейки во время службы в армии. Прихватив за компанию безотказную и обременённую крайне удобным для такого дела художественным образованием Ольгу (23), он уехал в Нью-Йорк, где позже вполне уютно обосновался в маленькой Одессе aka русскоязычном районе Брайтон-бич, где плотно занялся этими самыми иконами, "а воз и ныне там".
В личном общении скину свою анкету, в которой история изложена чуть более подробно, а также обсудим все интересующие детали.
О себе: пишу от третьего лица в настоящем времени, птицей-тройкой не пользуюсь, темп игры неторопливый, иногда доходящий до улиточного (пост в месяц как идеологическая позиция), размер постов от 3 до 11к знаков.
От вас не требую практически ничего, в игре непривередлива: любое лицо-число-падеж-что-угодно, полная свобода оформления и самовыражения, что хотите вообще. Сквикую исключительно на инверсию в стиле магистра Йоды (простите, но тогда просто читать посты не смогу, личный таракан) и использование заместительных синонимов в стиле "голубоглазый блондин налил себе кофе" (утрирую, ну да ладно).
Антон, в общем-то, в рамках заявки может быть практически любым. Я осознанно не прописывала ему никаких романтических или дружеских взаимосвязей, оставив их полностью на совести игрока. Может быть, он давно и успешно женат на какой-нибудь Сарочке из Бердичева и в свободное время от сомнительной не вполне законной деятельности воспитывает пятерых детей. Может быть, он по выходным тайком от брайтоновской братвы кутается в лиловое боа и идёт развлекаться в гей клуб, а в свободную минуту томно вздыхает по живущему по соседству автомеханику. Мне совершенно непринципиально и я буду рада любому варианту развития событий.
Связь со мной - гостевая, лс. В процессе общения могу выдать телеграм.

Пример поста

Всё это было невозможно, когда был жив отец.
Эдриан спотыкается на неверно построенном предложении, поправляет себя, насмешливо журит за излишнюю нетерпеливость — Айзек ещё не умер, не стоит бежать впереди паровоза. Пока не умер. Похоронен в скрипящих крахмалом и хлоркой, когда их не забывают вовремя поменять, или пропитавшихся потом и испражнениями, когда времени — желания — не находится, простынях, в самой дальней, тесной, тёмной комнате дома, в клети бьющегося о стенки обездвиженного тела разума, но всё ещё жив. В побледневших, выстиравшихся с годами глазах ещё горят слабые, будто бы прощальные, блуждающие болотными огоньками искры пытливого ума, старчески кривящийся изуродованный параличом рот, кажется, вот-вот скосится острым углом в резкую гримасу отвращения, застывший немым укором: его дети оставили его, бросили скисшей под дождём переломанной тряпичной куклой догнивать свой век среди огарков свечей, ладана и приторной заботливости надеющейся на дополнительную плату сверх договоренного сиделки, а это по сути своей близко к смерти.

Когда отец был жив и его хрупкие, истончившиеся до птичьего кости и натянутые тугими нитями жилы подчинялись ему, в едином слитном движении вторя сигналам мозга, железной хваткой зацепляя всё, оказавшееся в фокусе его внимания, Энди даже в голову не пришло бы зайти в его кабинет, ослабив удавку делового галстука — в ушах всё ещё звенит строгий, отчитывающий голос, повторяющий нудным речитативом что-то о гордости семьи и необходимости всегда выглядеть достойно в глазах жителей Маршалла — откинуться вольготно на спинку кресла, разложить рабочие документы на крепком столе из морёного дуба, закурить впитывающуюся в стены никотиновым дымом сигарету, даже не открывая форточку. Достать из шкафа бутылку хорошего бурбона прямиком из Кентукки и отлить с полпальца — буквально на дне, чтобы не поплыло качающимися волнами сознание, а только одной короткой вспышкой полыхнули лёгкие — в отчищенный до хрустального блеска стакан. Натаниэль Хантер может отобрать у него место в ратуше, обожание горожан, мечту о карьерной лестнице и всеобщем признании, внимание и любовь ветреной Эванджелин, но не момент. Ощущение этого момента — последнее, что у него осталось.
Эдриан чувствует какое-то особенное наслаждение, заходя в эту комнату, занимая не принадлежащее ему место с твёрдой уверенностью в своём праве, если угодно — праве перворождённого, старшего члена клана. Должно быть, нечто похожее испытывают варвары, плюющие на древние иконы и заливающие едкой кислотой шедевры изобразительного исскуства — уродуя, калеча, искажая до потери узнаваемости то, что было создано не их руками и не для них, они чувствуют себя если не получившими своё, то хотя бы отмщёнными.

В детстве ему не было хода сюда, как, впрочем, и Гарри — предполагалось, что сыновья Айзека смогут справиться со всеми своими детскими переживаниями и невзгодами самостоятельно, не привлекая в дело отца, не забирая у него драгоценные минуты спокойствия, ценившиеся на вес золота. А если не смогут... Что ж, тогда они недостаточно сильно стараются. Любые проявления слабости мэр Бирн всячески старался искоренить и всегда повторял, что настоящий мужчина никогда не позволит себе унизиться проявлением этой недостойной, бабской черты характера. Слабыми были его жены — тонкая, мечтательно-задумчивая Анна, засушивающая цветы между страниц сборников поэзии, яркая до рези в глазах Вивиан, пропитавшаяся запахом духов и — почему-то — тонкого шёлка, по-учительски угловатая, забитая Джоан со своим файф-о-клоком и британским акцентом в тихом, стелющемся к земле шелестящей листвой голосе. Слабость их была похоронена на городском кладбище Маршалла под тяжёлым могильным камнем, оплетена шепотками и слухами, публично препарирована и осуждена. Все осуждали её. Энди осуждал. И растущее презрение, мешающееся с отвращением, комом путающимся в желудке, оседающем на костях тяжёлым балластом, не давало уподобиться. Единственным уроком, вынесенным из отцовских наставлений, стало твёрдое понимание необходимости всегда держать себя в узде, цепляться за собственные волосы, не давая болоту склизко-извиняющихся шепота и попыток угодить сильному засосать себя вглубь трясины, а затем выплюнуть обглоданные белые кости. Письменами на камне высеченное — никогда не позволить себе расслабиться.

Энди не расслаблен даже тогда, когда сидит здесь совершенно один — горный рельеф мускулов под чуть загоревшей с начала лета кожей едва заметно напрягается при каждом движении, отвечающие за мимику черты лица не расходятся одной волной в глуповатую гримасу штилевого спокойствия, а сигарета кочует из одного угла рта в другой. Даже сейчас он чувствует себя здесь чужим — и готовым в любой момент вскочить, чтобы начать бороться, сдирая глотку в сопящий хрип, за своё право находиться, являться, быть.

Взгляд взлетает вверх, а лицо складывается в недовольную маску, когда он готовится отчитать того, кто пришёл к нему в такой час — будь то Гарри, которому нужно помочь с домашним заданием по математике, опять что-то потерявшая (других людей в доме нет!) в огромном особняке и жаждущая поскорее это что-то найти Мэгги или сам Дьявол, плюющийся живым пламенем и готовый утащить твою душу в бездну ада. А затем он леденеет.
Айзек Бирн старчески хрипит вместо ответа и не может даже задницу подтереть самостоятельно, Айзек Бирн не поднимался с постели вот уже год и вряд ли когда-нибудь ещё поднимется, в лице Айзека Бирна членистоногие сплели тонкой паутинкой сеть морщин, а на коже бледно-коричневые старческие пятна.
Айзек Бирн не смотрит на него, но Эдриан знает — глаза у него сейчас такие же ледяные, как и в те времена, когда его, маленького и дрожащего, словно горстка растекающегося в лужу желе, продёргивало животным ужасом от шейного позвонка вниз по хребту позвоночника от одного только звука отцовского голоса. Сердце ухает куда-то в пятки, а ладони становятся холодными и какими-то влажными.

— Ты не мой отец. Ты не можешь быть им.

Отредактировано Olga Orlovsky (2019-10-22 14:44:56)

+5

3

ИЩУ ПОДРУГУ

Danielle Panabaker

http://funkyimg.com/i/2QyDK.gif

http://funkyimg.com/i/2QyDL.gif

✕ Имя
Evangeline "Lin" Davidson/ Эванджелин "Лин" Дэвидсон

✕ Возраст
27 лет

✕ Род занятий
на ваш выбор

Описание:
Диего с Лин не были знакомы с детства, но за те несколько лет, что знали друг друга, успели стать практически лучшими друзьями. Лин переехала в Лейк Шор, когда Диего учился в старших классах. Её семья поселилась в соседнем с семьей Майер доме. Что забавно, даже не смотря на это и то, что Диего с Лин учились в одном классе, первые полгода после переезда они практически не общались. А потом Лин случайно оказалась на школьном концерте, где выступал Диего и не смогла пройти мимо. Музыка их объединила.
Чуть после оказалось, что не только музыка была для них общей темой.
Тогда Диего ещё не был уверен в том, что он хороший барабанщик. Он хотел им стать. Лин раз за разом повторяла "ты крут, ты сможешь". Лин поддерживала его, Лин подсказывала ему. Лин и родители - те, кто верил в Диего. В конце концов, и он поверил в себя.
После школы судьба развела их пути. Диего остался искать себя в Лейк Шоре, Лин уехала учиться в Нью-Йорк. Впрочем, они не переставали общаться в соцсетях.
После учёбы Лин почти сразу нашла работу и осталась жить в Нью-Йорке. Диего к тому моменту стал барабанщиком в группе Rat Trap и ни времени, ни возможности ездить в гости подруге у него не было. Они продолжали переписываться, но всё меньше и реже.
А потом Вилле уговорил Диего переехать в Нью-Йорк и Диего почти в первый же день предложил Лин встретиться.
За то время, пока они не общались, он успел измениться. Стал спокойнее, пофигистичнее, понял, чего хочет от жизни. Для Лин это было непривычно, хоть она и была рада за друга. И, да, она очень хотела продолжить общаться, но только теперь не была уверена, что это нужно Диего.

► Эванджелин легка на подъем. Она всегда готова на самые безумные авантюры. В школьные годы она не раз толкала Диего сделать что-то решительно безумное и сама всегда соглашалась поучаствовать в веселом кипеше. Ну и что, что Лин не очень хорошо пела - почему бы не попробоваться на роль в школьном мьюзикле.
► Лин быстро определилась, чего хочет от жизни. Поступила в университет сама, без указания родителей ("ты должна пойти туда, потому, что мы все учились там"). Жалела, что не может остаться в Лейк Шоре, но понимала, что должна уехать. Ради себя.
► Лин любит музыку и разбирается в ней. Имеет неплохой слух, но не очень хороший голос. Впрочем, петь в караоке с Диего это ей не мешало (и Диего никогда не говорил ничего про то, как она спела).
► Лин не очень уверена в себе. Ей кажется, что она несуразная и у неё слишком короткие ноги, курносый нос и пухлые щеки. На попытки Диего доказать, что с ней всё в порядке, Лин отмахивалась: "Ты же мой лучший друг, ещё бы ты иначе сказал".
► Вопреки своей неуверенности пользуется популярностью у мужчин, но ни с кем не может построить нормальные отношения.

Дополнительно:
Имя, фамилию, род деятельности и внешность можно сменить. Окончательных характер тоже за вами, так как в заявке он пока описан в общих чертах. Рассказать о персонаже больше, чем есть в заявке, я вряд ли смогу, так что в основном ориентируйтесь на неё.
Сам пишу не очень часто, от вас тоже этого не требую. Посты от трех тысяч символов, лицо третье. Буду рад, если пришлете пример своего поста.)
Обещаю любить и развлекать - вы только не исчезайте. На первом этапе даже графикой обеспечу (я не мастер фотошопа, но сделать красивую, аккуратную аватарку вполне могу x)

Пример поста

Опаздывать тоже нужно уметь.
Как говорил отец, даже если ты опоздал из-за какой-то ерунды, никогда и никому не признавайся, что это была ерунда. Особенно себе не смей так говорить. Услышал по радио любимую песню и остался, чтобы дослушать её до конца – это важная причина. Решил поспать на десять минут подольше – важная причина. Забыл поцеловать жену перед уходом и вернулся, чтобы сделать это – причина важнее некуда. Любая мелочь может стать для тебя решающей. Любое опоздание может перевернуть твою жизнь. Помни об этом и не оправдывайся за него.
Диего в общем-то был согласен с отцом, хоть и не особо разделял его фатализм.
Перевернуть жизнь, ха!
Если только в худшую сторону.
Опаздывая сам он, в основном, задавал себе три вопроса. Какие неприятные последствия ждут меня, если я не приду вовремя? Сколько времени я сэкономлю не позавтракав, забыв проверить, взял ли с собой телефон или пробежав полквартала за автобусом? Будет ли стоить моя попытка не опоздать потраченных сил?
В основном не стоила.
Опаздывать на репетицию, впрочем, очень не хотелось и поначалу Диего честно пытался успеть вовремя. Чуть ли не на ходу запихнул в себя бутерброды и кофе, себя в джинсы и футболку, телефон и ноты в сумку. Пробежался до автобусной остановки, обрадовался, что ещё успевает на нужный автобус и полез за бумажником, запоздало понимая, что не помнит — клал ли его вчера в сумку или оставил на столе после того, как расплатился за пиццу.
Оставил судя по всему. Ну, к черту. Значит опоздает. Значит можно так не спешить.
Вернувшись домой за бумажником, Диего написал Билли, что задерживается и на всякий случай проверил — не забыл ли что-то ещё в спешке. В целом, не так уж сильно он опаздывает — всего полчаса. Что может случиться за полчаса?
На самой репетиционной базе уже, похоже, было достаточно народу — почти из-за каждой двери доносились свои мотивы. Кто-то пытался положить «Bohemian Rhapsody» на мелодию «Bad Romance» Леди Гаги по одному только ему понятным причинам. Кто-то с надрывом пел о том, как скучает по школьной любви, но явно фальшивил, беря верхние ноты. За одной из дверей, похоже, вообще вызывали дьявола. Или уже вызвали, судя по рычанию и истерическим вскрикам. А у группы, которая репетирует вот за этой дверью, наверное, конкурс — чей инструмент громче. И судя по всему, им дали разные ноты.
А вот и комната для репетиций Rat Trap и...
И что-то не так. И что-то не то. Тихо. Нет — подозрительно тихо для приехавшей на репетицию группы. Понятное дело, без Диего они и не смогли бы полноценно репетировать, но всё равно не то. Почему никто не настраивает инструменты, не джемует? Ну ладно, даже если администратор забыл притащить в репетиционную инструменты — не в молчанку же они там играют. Из-за двери вообще ни единого звука не доносилось.
Перебирая варианты (перенесли репетицию, опоздали все поголовно, вышли на перекур всей группой), Диего дернул ручку — открыто. Заглянул в комнату — инструменты на месте. Инструменты на месте, а вот музыкантов нет. Только Билли стоял у микрофона и задумчиво курил.
Привет, — Диего огляделся, заметил полупустую бутылку минералки возле синтезатора и обертку от шоколадки рядом со стойкой для бас-гитары. Странно.
Я пропустил что-то интересное? Где все?

Отредактировано Diego Meier (2018-10-24 21:08:26)

+3

4

ИЩУ СЕСТРУ

https://i.imgur.com/9q0z4xf.jpg

Agnes Obel

✕ Имя
Шарлотта

✕ Возраст
34-35

✕ Род занятий
Радиоведущая

Ladybird, ladybird, fly away home
Описание:
Он называет её однажды "Шарлотта из Камелота", потому что она в его представлении имеет полное право сидеть за круглым столом. Вместо меча у неё острое слово, вместо щита - тяжелая книга, а верным конём служит потрёпанный голубой велосипед. Бёрд устраивается за спиной у Лотты. Лотта везёт их за город.
Он не боится темноты, но боится своих странных снов, зато Лотта не боится ничего. Она включает фонарик и читает ему "Хижиму дядюшки Тома".
Она никогда не плачет, но Бёрд знает, чем отличается обыкновенная Шарлотта от Шарлотты расстроенной. Он несёт ей лимонад и печенье. Включает "Как я встретил вашу маму". Подаёт салфетки. Лотта говорит, что все парни - идиоты, и Бёрд молча соглашается. Лотта говорит, что он вырастет не таким, и Бёрд с этим тоже соглашается. Если он вдруг будет идиотом, Лотта ему об этом скажет. И даст тяжёлой книжкой по затылку.
Лотта составляла в школе сводку новостей и читала их по громкоговорителю начиная с пятого класса. Когда она была в выпускном, её отстранили от этого дела, потому что в Лотте накопилось слишком много негодования. Учителям не понравилось её негодование.
Бёрд любит слушать, как Лотта негодует. Остро и больно.
Она идёт работать на радио.
Бёрд всегда слушает её программу по утрам - Лотта передаёт ему привет. Она передаёт привет птице, но. Ему, конечно же. To her favourite bird.
Они уже не живут вместе и находят друг друга окольными путями на ванкуверских улицах - пьют вместе кофе, пробуют пончики на углу, ходят на концерты и к общим друзьям. Бёрд шутит, что ей пора жениться. Лотта делает предложение своему парню. Они успевают побыть помолвлены три дня, после чего Бёрд приходит к Лотте с лимонадом, печеньем и салфетками. Они пересматривают первый сезон "Друзей".
Бёрд попадает в аварию.
Бёрд теряет слух.
Шарлотта из Камелота взваливает на себя свою любимую птицу.
Она ходит с ним на занятия по языку жестов и заставляет туда ходить всю их семью. Она находит им квартиру для съёма и уставляет её зеркалами. Она подолгу пишет ему в блокноте.
Бёрд начинает снова жить.
Когда Лотте предлагают вести программу в Нью-Йорке, Бёрд покупает ей билеты. Она ему ничего не должна, говорит Бёрд, кроме как быть счастливой. Нью-Йорк сделает её счастливой?
Сделал. Поэтому через год она позвала Бёрда переезжать к ней.
Они живут в Харлеме. Они готовят вместе. Они ходят в музеи. Смотрят очередной ситком и смеются. Дерутся за попкорн.
А потом Лотта говорит, что хочет переехать жить к своему бойфренду.
Бёрд остаётся в Харлеме в квартире с зеркалами, забытым под диваном попкорном и их кошкой.
Где же Лотта?

Дополнительно:
Бёрд и Шарлотта - сводные брат и сестра. Отец Лотты женился на матери Бёрда, когда ей было 12, а Бёрду 8. Через два года после этого у их родителей родился сын Чарльз (Чак). Чак, в отличие от двоих блудных детей, по-прежнему живёт в Ванкувере и, скорее всего, останется очаровательным НПСом.
Имя Лотты упоминается много раз в анкете и постах, но фамилию можно выбрать любую. Она точно не совпадает с Бёрдовой.
Хотите, открою секрет? Обожаю открывать этот секрет. Шарлотта стала из родной сестры сводной только потому, что я очень хочу видеть её с внешностью Агнес. И нет-нет-нет, никакой романтики. Кстати, Лотта необязательно переехала к парню - может, к девушке. А может, они просто поссорились. (Но лучше не надо, не хочу, чтобы они ссорились).
Я пишу достаточно быстро и часто, но не требую того же от своих соигроков. Не пропадайте больше, чем на две недели, и я буду счастлив.

Пример поста

[indent] Бёрд может встретиться сегодня.
[indent] Бёрд может встретиться в любое время, кроме редких случаев, когда Лотта тащит его на встречу с общими друзьями. Общие друзья всегда Лоттины друзья. Бёрд обыкновенно поглаживает бокал с вином, собаку друзей и обивку дивана и молчит. И улыбается. Но только если эти друзья нравятся ему.
[indent] Он заканчивает статью о капибарах в местном зоопарке, одна из которых оглохла. Пьёт кофе. Поливает лимонное дерево. Вспоминает о том, что его не нужно было поливать, и извиняется Лотте в чате вотсаппа. Глупая ты птица, отвечает Лотта. И я тебя люблю, отвечает Бёрд.
[indent] Лимонное дерево, скорее всего, выживет.
[indent] Слава богу, по Валентине всегда понятно, нужно ли её кормить или поить. Валентина сама указывает путь к своей миске. Бёрд смотрит, как смешно она шамкает своим розовым ртом, обрамлённым длинными усами. Валентина мгновенно раскусила, что её новый второй хозяин не слышит её. Когда Валентина голодна, она приходит и садится возле него и бьёт серым хвостом в направлении кухни.
[indent] Всем бы такую сообразительность, как у Валентины.
[indent] Бёрд включает снова отрывок фильма: девушка и комната и журналы. Из комментариев под постом он помнит чьи-то похвалы музыке. Бёрд смотрит ещё раз и ещё и выдыхает медленно через рот.
[indent] – Это, – начинает Бёрд и не находит слов, способных выразить вполне его фрустрацию.
[indent] Он записывает в заметки на телефоне это слово, фрустрация. Фрустрации фильму не хватает очень сильно, зато в жизни Бёрда её предостаточно. Он готов поделиться. Бёрд отставляет в сторону ноутбук и встаёт.

[indent] Нью-Йоркский весенний воздух теплее, чем казался из окна, и Бёрд разворачивает шарф вокруг шеи. Ему по-ребячески хочется вернуться домой. Или взять с собой Валентину. Но лучше просто вернуться домой. Он не. Это не. Смущение или страх. Это постоянное ожидание фрустрации. И Бёрд остаётся ждать именно из-за него. Потому что ему кажется, что он должен объяснить. Иначе какой смысл жаловаться? Если не объяснять?
[indent] Он садится в чёрную машину, захлопывает за собой дверь и не может понять, насколько сильно он ею хлопнул. Ему ничего по этому поводу не говорят. Он протягивает руку и говорит «Бёрд» и знает, что ему ответили «Адриан». Бёрд отказывается от сигареты и недоуменно приподнимает брови в ответ на странное сочетание «людей», «обычно» и «смерть».
[indent] Испытывает острое желание напомнить Адриану, что он глухой, но это было бы странно, учитывая обстоятельства.
[indent] Бёрд пристёгивается и смотрит вперёд. Он не видит смысла ничего говорить, пока они едут, поскольку Адриан не сможет поворачивать к нему полностью голову и тем более не сможет ничего писать.

[indent] Они усаживаются за столик у окна. Бёрд вешает куртку справа на крючок и цепляет ноги за перекладину между ножек стула. Улыбается официантке и просит брамбл. Скашивает взгляд на Адриана. Он привёз его в бар. Бёрд собирается пить в баре. Потому что это бар.
[indent] Бёрд стучит носком ботинка о ножку стула и надеется, что некоторое количество джина сделает этот разговор легче и приятнее.
[indent] – Ты будешь писать в телефоне? У меня есть блокнот. Но удобнее в телефоне. Здесь не очень хорошее освещение, – Бёрд кладёт оба локтя на стол, – и я плохо читаю по губам.

Отредактировано Bird Collins (2018-12-30 14:33:05)

+5

5

ИЩУ САМОГО-САМОГО ЛУЧШЕГО МАЛЬЧИКА НА СВЕТЕ

Alfred Enoch

http://s9.uploads.ru/t/qrzpW.jpg

http://s3.uploads.ru/t/EcxTu.jpg

Gin a body meet a body
Comin thro' the rye,
Gin a body kiss a body,
Need a body cry?

✕ Имя
Randall "Randy" Sanders

✕ Возраст
23

✕ Род занятий
начинающий актер, машинист сцены в театре

Описание:
Рэнди Сандерс отличный парень - это первое, что вам скажут в Монровилле, штат Алабама, если вам вдруг придёт в голову спросить.
Рэнди Сандерс - хороший сын, хороший брат, самый лучший на свете друг. Рэнди закончил школу с отличием, и уж точно не он был тем самым трудным подростком, глядя на которого, учителя с тоской подсчитывают дни, оставшиеся до пенсии и закрашивают пробивающуюся седину. Рэнди не боятся предлагать подработку в любом из заведений города, потому что любой работодатель знает, что он не разобьёт в неловкости тарелки, не выкинет в мусорное ведро все листовки, которые необходимо раздать, чтобы уйти гулять с друзьями, не наделает ошибок и не сглупит. Рэнди - он из тех людей, у которых, за что бы не взялся - всё получится хорошо. За ним не волочится хвостом вереница связанных с происхождением - сын пастора, как-никак! - требований и ожиданий, всё складывается как-то само собой. Никто не пытается отыскать подвох, найти повод позлословить - Рэнди здесь уважают. Рэнди любят.
Их история тоже пишется будто сама по себе, её не нужно форсировать, не нужно прилагать титанических усилий и пытаться перепрыгнуть через голову. Просто семья Болдуинов никогда не пропускает воскресные службы. Просто пастор Сандерс и мистер Болдуин очень уважают друг друга (у слова "уважение" привкус чего-то взрослого, монолитного, очень-очень серьёзного), всегда жмут руки при встрече и играют в гольф по воскресеньям. Просто в семь лет Рэнди дёргает Мэриэнн за косы, потому что не может придумать другого способа привлечь внимание, а она называет его дураком, в двенадцать - солнечно улыбается, поймав её взгляд в витражных окнах церкви, в шестнадцать - впервые целует, когда они прячутся на заднем дворе Болдуинов за кустами ежевики. И пускай миссис Сандерс поджимает губы, когда Рэнди заговаривает о Мэриэнн в четвёртый раз за вечер, - потому что где это видано, сын пастора и девочка, которую все старухи города за глаза называют ведьмой? - а мистер Болдуин прищуривает глаза, невербально обещая с десяток выстрелов солью, если он что-то посмеет сделать с "его малышкой", все вскоре привыкают, и даже старшие братья Мэриэнн больше не вызывают его на "серьёзный разговор", напоминая о том, что девочка Болдуинов - это в первую очередь леди, а с леди нужно вести себя подобающе.
Рэнди умеет правильно обращаться с девочками - в конце-концов, у него три младшие сестры, требующие внимания, которого не хватает ни у отца с его воскресными проповедями, ни у матери с её вечно напряжённым взглядом в попытках вспомнить, ей сейчас нужно развешивать выстиранное бельё или готовить ужин. Рэнди умеет быть хорошим и терпеливым слушателем - в конце-концов, в кого, как не в него всё детство вбивали принцип христианского смирения и любви к ближнему? Рэнди умеет быть для Мэриэнн самым-самым лучшим мальчиком на свете - она засушивает подаренные им смешные наивные полевые цветы между страницами старых книг, перекладывает закладками оставшиеся с походов в кино билетики, рисует по полям тетрадей сердечки с его именем. Рэнди откидывает голову на её колени и смотрит в бесконечное пронзительно-голубое небо, когда Мэриэнн вслух читает ему один из своих первых рассказов, ещё подростково-нелепых и глупых, но потом он скажет, что это было замечательно. Рэнди иногда кажется, что он идёт путём наименьшего сопротивления и делает всё то, чего хотят от него другие. Быть добрым, правильным и серьёзным. Водить младших сестёр за руку в заезжий цирк, потому что они хотят посмотреть на тигров. Всю жизнь прожить с девушкой, которую полюбил ещё в начальной школе. Когда он представляет себе их будущее - он видит проекцию собственной семьи, в которой дети каждое воскресенье надевают свою лучшую одежду для похода на службу, на стенах рамки с корявыми школьными рисунками, а перед сном все целуют друг друга в лоб и желают спокойной ночи.
Рэнди не поступает в колледж - Сандерсы не то чтобы бедствуют, но сёстрам всегда нужны новые учебники, новые платья, новые мобильные телефоны, новое всё. Рэнди сбивается с ног на четырёх подработках, откладывает каждую копейку и бодро улыбается Мэриэнн, когда звонит по скайпу - у меня всё хорошо, а ты как? Рэнди никогда не мечтал о жизни в большом городе, но когда она объявляет о том, что поедет учиться писать театральные сценарии в этом трижды проклятом Нью-Йорке, шутит о том, что тогда станет актёром и будет играть только в её пьесах. А потом думает, почему бы и нет? Рэнди Сандерс - он из тех людей, у которых, за что бы не взялся - всё получится хорошо. Возможно, именно поэтому у него никогда не было настоящей мечты.
Пока он копит на эту самую настоящую мечту, Мэриэнн успевает вернуться. А потом снова уехать. Рэнди уже перестаёт понимать, нужен ли он ей на самом деле, нужна ли ей их общая (а общая ли?) мечта, но Рэнди не устраивает скандалов, не ссорится, не принимает поспешных решений, потому что - помните? - он хороший, просто отличный парень. Потому что он всё понимает.
От тяжелых деревянных декораций в заштатном театре у Рэнди вечно расцарапаны ладони, из пальцев потом очень тяжело доставать толстые занозы, плечи ноют, но он не жалуется - его учили никогда не жаловаться, не плакать, не роптать на судьбу и не задавать самому себе вопросов. Не думать о том, что в масштабах Нью-Йорка умница Рэнди, самый любимый и хороший мальчик в городе, в котором никто никогда не сомневался - всего лишь ещё один приехавший в поисках лучшей жизни провинциал из крошечного, никому здесь не известного и ничем не примечательного городка, неотёсанный деревенщина из  Дикси, неопознанный Джон Доу. Не думать об одном из актёров театра, о его перекатывающихся под белой рубашкой мускулах, крепком торсе, открывающемся, когда тот стягивает с себя мокрую от пота футболку после репетиции, о... О чёрт.
В одном из расплодившихся по всему городу тайм-кафе Рэнди мнёт разноцветную скатерть, спотыкаясь о слова. Мэриэнн перебирает краешек юбки в беспокойных пальцах.
- Может, хором?..
Рэнди говорит:
- Знаешь, наверное, я би.
Мэриэнн говорит:
- Кажется, мне нравится Дженни.
Повисает неловкая пауза. Рэнди и Мэриэнн смеются.

Дополнительно:
Внимание-внимание, это не учебная тревога! Заявитель не хочет драмы!
А если серьёзно, то хотелось бы в лучшем смысле _подростковую_ историю о людях, которые не очень умеют выражать свои чувства, но друг друга всё-таки ещё немного любят, да и как-то страшно узнавать кого-то другого, когда они есть друг у друга вот уже столько лет. И плыть по течению им привычно, спокойно, но вот уже совсем-совсем не актуально. Временами будет грустно, временами будет весело, временами будет в лучших традициях юношеской неловкости, но страданий и поедания стекла не будет. Мне не хотелось бы, чтобы всё закончилось плохо, потому что друзья из Мэриэнн и Рэнди и впрямь лучше, чем возлюбленные, in New York you can be a new man, а юношеские метания прекрасны именно в своей скоротечности.
!Рэнди!Не!Плохой! Он не душит тайком котят, не приносит в жертву девственниц при полной луне, его бисексуальность - это единственный "скелет в шкафу", которого для мальчика из консервативной семьи в южном штате вполне достаточно, поверьте мне! Он просто очень хороший человек, а это играть иногда даже сложнее всех возможных девиаций вместе взятых.
Я пишу от третьего лица в настоящем времени, птицу-тройку не использую, но мне совсем всё равно, как будете писать вы, если вы будете писать хорошо. Анкету можете писать хоть месяц, посты тоже - я медлительная, и от других спидпостерства не требую. Связаться со мной можно в гостевой и в лс, в процессе общения выдам телеграм. И да, нужен обязательно пробный пост, чтобы я сразу поняла, сыграемся ли мы.

Пример поста

Каждый выход из дома для неё — по меньшей мере путешествие к центру земли. Будь у Ольги такая возможность (будь у неё достаточно смелости) — делила бы нехитрый быт между стенами квартиры и картонными декорациями мастерской, дальше — больше, обрывая связи до коротких телефонных переговоров и встреч с путниками, которые забрели в плохие земли разве что случайно. Навязанная необходимость соприкосновения с действительностью каждый раз как спусковой крючок, триггер, палец апостола Фомы, расковыривающий рану не из злобливости, а из желания в чём-то убедиться — внешний мир вскрывает, пробует, проверяет. Ещё здесь? На месте? Это правда или на самом деле только красивая история для оправдания?
Правда (в том, что со временем становится только сложнее).
Айзек называет её квартиру монашеской кельей (возможно, в этом есть доля правды).

Бар до отвращения пошлый — вывеской, дымной завесой из сладко-маслянистого кальянного запаха, дешёвыми пивными стаканами с мелкими сколами по кромке и царапинами на донышке; музыка Юлека кажется здесь чем-то настолько неуместным, ненормальным, неправильным, что хочется выть; это не его место. Юлек улыбается одними только глазами, — до него все подобные сравнения в книгах казались Ольге выспренными и надуманными — мажет пальцами по струнам (на подушечках отпечатались мягкие белые мозоли, похожие на капли свечного воска), запевает. Голос хрипит шепотком — ему не идут этот шёпот, театральные паузы, закусывание губ и короткие лукавые взгляды глаз с картины эпохи Возрождения из-под слишком длинных ресниц. Ольга думает о том, что Юлек не заслуживает этого места (и ей хочется за руку отвести его куда-то поприличнее) и о том, что вино здесь на редкость паршивое (как и везде в Брайтоне).

Главный минус подобных дневных сборищ в том, что напиваться после их окончания кажется всё же не вполне приличным. Главный минус Ольги в том, что она слишком серьёзно относится к приличиям (традициям, ритуалам) тогда, когда это вовсе не обязательно. Она коротко поводит плечом, — Антон хмурится, словно пытаясь заземлить внутрь закипающее недовольство (в таких вопросах он отвратительно консервативен) — кивает на прощание Юлеку, когда их взгляды на долю секунды пересекаются, и пробирается к выходу, лавируя между столиками (липкий алкогольный налёт не способны смыть никакие чистящие средства). На улице ещё совсем тепло — но Ольга по привычке чуть плотнее кутается в шарф, который ей даже не нужен.
С некоторыми ритуалами она совладать не в силах.

Больше семейных встреч она ненавидит только те встречи, на которых приторная семейность навязывается в качестве бонуса от совершенно незнакомых людей, которых случайным образом свело в одной пространственно-временной точке. В незнакомом городе, в чужой стране каждая нить, связывающая с домом (эфемерным, брошенным с оплевком, некогда до отчаяния отвращающим, выталкивающим из себя, как нежеланного ребёнка, которому пора бы выйти в открытый мир), приобретает символическую значимость; желание создать некие рамки и протиснуться в них даже в том случае, когда в них нет необходимости; чёрт его знает, что ещё. Ольга злится не на Антона и уж точно не на по-двадцатилетнему восторженного Юлека (Карине приятно думать о том, что её сын в надёжных руках — даже если это четвёртые руки, а родство их связывает условно-троюродное) — только на себя.
Она не хочет принимать в этом участие. (она будет принимать в этом участие) Это тянет из вен, высасывает что-то невосполнимое.
Усталость.

Брайтонская публика после вакуума в неловкой и прогорклой компании кажется если не чем-то свыше, но привычной руганью семейной пары за стеной — после долгого молчания даже начинаешь по ней скучать, а новый истерический виток взлетающих к потолку горестных обвинений встречаешь чуть ли не с ностальгической улыбкой. Ничего приятного в этом нет, но привычка заменяет удовлетворение, остающееся чем-то недостижимым, но уже вроде как и не слишком-то важным. Шамкает беззубым ртом (рассадник проклятий в лучшие годы, ныне — бесплатное радио для каждого желающего) старуха Кацман, живущая в одном доме с ней, но на этаж ниже, — Ольга натянуто улыбается и прячет сигарету за спиной (Кацман всё ещё надеется на каких-то гипотетических детей, от рождения которых каждая сигарета неумолимо отдаляет) — пожилые джентльмены всё никак не могут договориться о результатах матча, прошедшего тридцать лет назад, молоденькая зазывала у входа в ресторан плюхается на тротуар и разминает плечи, продавец из мясной лавки слишком громко разговаривает по телефону, не стесняясь уже заскучавших потенциальных покупателей, готовых усомниться в желании приобрести "свежайшую фермерскую телятину" именно здесь. Ефрем уже успел дойти до чистейшей кондиции (кровь пятьдесят на пятьдесят со спиртом) и пытается развести на интеллектуальную беседу буквально кричащего своей не-здешнестью просто оказавшегося не в том месте туриста.

Ругательство Ольга проглатывает вместе с последней затяжкой. Быстро, но без суетливости (Ефрема всё ещё кроет Афганом — глаза стынут до звериной бессмысленности, а губы бормочут проклятия; от любых резких движений он вздрагивает и порывается кинуться в бой) она подходит поближе, стараясь держаться так, чтобы её было со стороны (подходить к Ефрему со спины тоже не стоит), перехватывает под локоть.

— Что случилось? Что тебе нужно от него?

Старик — при желании ему можно дать от пятидесяти с волочащимся хвостом до бесконечности, черты лица перекопаны траншеями морщин, а глаза уплыли вглубь черепа — вместо ответа льёт жидкую смазанную кашу путающихся слов, состыковать в один стройный ряд практически невозможно, в любой из комбинаций получается не слишком убедительно. Ольга щебечет что-то успокаивающее и по возможности укоряющее в ответ, будто разговаривая с дурным ребёнком, не дающим взрослым отдохнуть и пристающим к ним с бесконечными расспросами, напоминает о жене ("Ещё солнце не село, а ты уже закладываешь и к людям лезешь, думаешь, Ларисе такое понравится?"), возит ладонью по рукаву изношенного заплаченного сотню раз пальто. Ефрем понемногу успокаивается (упоминание Ларисы приходится как нельзя кстати), выкипает в привычное безобидное бормотание, а вот объект его пристального внимания, кажется, от спокойствия далёк и выглядит как минимум слегка напуганным. Выпроводив Ефрема до ближайшей витрины (кивок — продавец свистит мальчишке-складовщику, чтобы тот помог добраться до дома), Ольга склоняется к нему и спрашивает уже по-английски:

— Вы заблудились? Может быть, вам нужна помощь?

Отредактировано Marianne Baldwin (2019-02-28 23:52:28)

+6

6

ИЩУ ДРУГА ИЗ РОССИИ

Vadim Demchog

http://funkyimg.com/i/2Pxt6.jpg

http://funkyimg.com/i/2Pxt5.jpg

✕ Имя
Назаров Михаил Александрович

✕ Возраст
48-56 лет

✕ Род занятий
актёр в театре (возможно, пробует себя в режиссуре)

Описание:
Михаил смеётся:
«Да нет же, не «госпожа дорогая, дайте два пельмени со сметана», а «дайте мне две порции пельменей со сметаной, пожалуйста».
Михаил качает головой:
«И где ты учил русский язык?».
Кристоф пожимает плечами — учил когда-то в школе, а потом сам по книгам.
Михаил улыбается и хлопает его по плечу:
«Практики тебе явно не хватает».
Кристоф кивает — не хватает.
Михаил зовёт его в гости и показывает советские комедии.
«Утром деньги — вечером стулья», — Кристоф честно повторяет реплику, глядя на Михаила.
«Неплохо», — кивает Михаил.

Они знакомятся на одном из московских театральных фестивалей, куда Кристоф приезжает со своей труппой. Знакомятся совершенно случайно. У Кристофа остается свободное время между репетициями и он решает посмотреть на одну из чужих постановок. Заодно и проверить своё знание русского языка. Постановку он понимает с трудом (читать на русском гораздо проще, чем понимать его на слух), но эмоциональность Михаила поражает его до глубины души. После репетиции он подходит к Михаилу и пытается сказать «вы были до глубины души поразительны». Михаил широко улыбается и отвечает ему на немецком: «Спасибо. Жду вашего выступления».
— Но как вы..? — не может понять Кристоф.
— По акценту понял, — хмыкает Михаил.
И пока Кристоф пытается понять — правда ли по почти вытравленному немецкому акценту можно было что-то понять, Михаил признается:
— Да ладно, не смущайтесь вы так. Я давно вас знаю. Пару раз бывал на ваших постановках в Штатах. Ну и читал кое-что в Википедии.
— В Википедии? — удивляется Кристоф.
— Только не говорите, что не гуглили себя, — смеётся Михаил.

Михаил вполне не против, чтобы его называли Майком или Михаэлем, но Кристоф старается.
«Миш-а, — повторяет он, — Миш... Ми-ша. Миша».
Михаил довольно улыбается. Михаил спокойно называет его Крисом, наливает рюмку водки и накладывает салат оливье. Михаил спокойно переходит с русского на немецкий (с немецким произношением у него гораздо лучше, чем у Кристофа с русским), а с немецкого на английский. Кажется, что его развлекает этот челлендж.
Они сидят до утра и поют сначала немецкие народные, а потом русские народные песни.

Когда Кристоф приезжает в Россию в следующий раз (уже не с гастролями, а по собственному желанию), Михаил ждёт его с радостью. Водит по Москве, устраивает своеобразные экскурсии. Отводит в Большой театр и поясняет всё, что Кристоф не может понять. Кристоф же с огромным удовольствием посещает спектакли Михаила (до сих пор с трудом понимая русский на слух, Кристоф цепенеет каждый раз, когда слышит реплики Михаила).

— Приезжай ко мне в гости как-нибудь, — говорит Кристоф, собираясь в аэропорт, — Устроил бы для моих актёров мастер-класс. Мне кажется, ты можешь много интересного им рассказать.
— Как-нибудь — обязательно, — соглашается Михаил. Но, видимо, у него слишком много дел.

«Я думаю в январе приехать в Москву, — пишет Кристоф Михаилу в конце декабря 2018 года. — Хочешь встретиться?»
«Чёрт, а я как раз думал выбраться в Штаты, — отвечает Михаил. — Но могу перенести, если хочешь.»
«Не надо. Приезжай, — тут же печатает Кристоф. — Я отложу поездку».
Печатает и ждёт ответа.
И Михаил набирает:
«Окей. Тогда жди меня в гости, Крис».

Дополнительно:
Образ и заявка написаны под влиянием "Фрэнки-шоу". Для более полного понимания образа можно послушать пару выпусков. Михаил именно такой - эмоциональный, экспрессивный и яркий. Этакий Трикстер, как на сцене, так и в жизни. Этим он Кристофа и поразил.
Михаил достаточно хорошо знает немецкий и английский. Кристоф родился и вырос в ГДР и тоже знает русский (но за отсутствием практики говорит на нем гораздо хуже, чем Михаил на немецком).
Михаил внезапен и любит менять платны.
Кристоф несколько раз приглашал Михаила в гости в Штаты, но у Михаила были дела. А тут он, вдруг, всё-таки решил приехать. Причина на усмотрение игрока. От "а что бы не выбраться в США", до "надо срочно валить из России нафиг".
Фамилия и отчество менябельны. Имя, в принципе, тоже, так как оно пока нигде не упоминалось. Внешность более принципиальна, но тоже обговариема. Хотя всё-таки хотелось бы видеть именно Демчога.
Главная моя просьба, если вам в процессе обсуждения или написания анкеты вдруг разонравится персонаж и вы решите уйти, предупредите меня, пожалуйста. Очень грустно, когда долгожданный и уже любимый игрок пропадает без вести.
О себе: пишу не очень часто, но стабильно (раз в неделю-две точно), посты от 3–4 тысяч знаков, третье лицо. Против неврольного общения ничего не имею, но навязываться не буду.

Пример поста

Мысли Кристофа сейчас похожи на китов — они с рёвом поднимаются на поверхность, заставляя всех наблюдателей, затаив дыхание, следить за ними, не выпускать их из поля зрения. Они бьют хвостами по воде, поднимая волны, выпускают фонтаны, словно огромные гейзеры. А потом — едва успеешь понять — скрываются в глубине. Их невозможно поймать и нельзя удержать. Нырять за ними — полнейшее безумие. Можно лишь вглядываться в водную гладь, пытаясь различить силуэт, и надеяться, что они вновь всплывут.
Кристоф заворожено провожает очередного мыслекита взглядом, пытается запомнить его очертания (кит похож на огромный зрительный зал, его рёв — шквал аплодисментов, а фонтан — букеты цветов), моргает и возвращается в реальность.
Роберт доливает мартини в едва опустевший бокал Кристофа (пятый? седьмой? Кристоф не считает), говорит что-то про бессмертную классику, смеётся, разводит руками, хлопает по плечу. Кристоф слушает вполуха, слишком расслабленный, чтобы на чем-то сосредоточиться. Слишком пьяный, чтобы о чём-то беспокоиться. Слишком завороженный мыслями-китами, которых не может поймать.
Разговоры, шутливые переругивания, смех и звон бокалов сливаются для Кристофа в белый шум — будто волны бьют о песок — и он блаженно наблюдает за происходящим. Как Роберт открывает новую бутылку, и как Эшли смеется, рассказывая что-то Мэри, и как Джон живо жестикулирует и тянется за очередной шпажкой канапе (слово «шпажка» сейчас кажется Кристофу таким забавным — он повторяет его про себя сначала на английском, потом на русском и ещё пару раз на немецком). Как Виктор закуривает и стряхивает пепел в пустую тарелку, и как Тони берет пару сигарет из его пачки — передает их Мартину и Кэтрин. Как Дэвид поднимает бокал, говорит «за волшебство» («за волшебство» доносит до Кристофа шум волн) и протягивает руку. Кристоф протягивает руку с бокалом в ответ, чувствуя, как волны толкают его вперед.
«Это твой триумф» — подмигивает Дэвид (Дэвиду не нужно говорить, чтобы Кристоф его понял).
«Глупость, — одним взглядом отвечает Кристоф и усмехается, — Это наша общая победа».
Джон, перекрикивая всех, объявляет этот день — их личным днём открытия Европы.
Очередной мыслекит выныривает с глубины.
«Ты можешь поверить? Можешь поверить? Можешь поверить, что это всё реально? — ревёт он. — Что это не сон? Что это на самом деле? Что у тебя всё получилось? Что у вас всё получилось? Что это только начало великих побед?»
Кристофу кажется, что он захлебывается (ужасом, осознанием, восторгом). Он резко втягивает носом воздух, выныривает из своих мыслей на поверхность, в реальность, в потрясающее настоящее и чувствует себя удивительно счастливым (и, пожалуй, ужасно пьяным). Белый шум вновь обретает очертания — фразы, смех, звон бокалов, улюлюканье, переругивания, снова смех. Едва слышное чертыханье Дэвида, доставшего мобильный и пытающегося кому-то позвонить (сегодня ведь день рождения Гарри, вспоминает Кристоф), недовольно смотрящего на экран и поднимающего руку, прося кого-нибудь одолжить телефон.
Кристоф хлопает себя по карманам, вспоминая, что оставил мобильный в куртке, а куртку бросил на подоконник. Взглядом указывает Дэвиду на окно и поднимается со своего места (может твёрдо стоять на ногах; что ж, возможно, не так уж и пьян).
Уверен, что сможешь в таком шуме разговаривать? — уточняет Кристоф, вытаскивая телефон и протягивая его Дэвиду. Держит трубку чуть дольше, чем следовало бы, позволяя пальцам Дэвида соприкоснуться со своими на мгновенье.
Если что, дверь на крышу открыта — можешь подняться, — задумчиво добавляет он. — Там и связь, наверное, будет получше. Хочется надеяться.

Отредактировано Christoph Ruppel (2019-07-22 23:25:09)

+7

7

ИЩУ СТАРШЕГО СЫНА

Jim Parsons

http://funkyimg.com/i/2QtYW.gif

http://funkyimg.com/i/2QtNV.gif

✕ Имя
Питер

✕ Возраст
21 год

✕ Род занятий
студент (специальность на твой выбор)

Описание:
Питер – правильный мальчик.
Питер не опаздывает в школу, не перебивает старших, не повышает голос, не забывает помыть посуду и вынести мусор. Питер слушается маму, папу, учителей. Иногда слушается соседку мисс Мэтьюс, если её просят с ним посидеть.

Питер – тихий мальчик.
Питер избегает конфликтов, избегает пристальных взглядов, избегает одноклассников (когда тебя зовут Питер Паттерсон лишнего внимания как-то не хочется) и редко выходит из комнаты. Питер знает, что никому нет никакого дела, чем он там занимается.

Питер – молчаливый мальчик.
Питер умеет хранить секреты, прятать «плохие» эмоции и недобрые мысли. Питер редко начинает говорить первым – чаще смотрит (следит, наблюдает), иногда улыбается. От молчаливой улыбки Питера многим становится не по себе и, если честно, Питер прекрасно об это знает.

Питер – хороший мальчик.
Питер знает, что хороших детей любят больше. Хороших детей не наказывают. Хороших детей всем ставят в пример.

Мама с детства ему говорила: «Если будешь вести себя плохо, тебя заберёт Бугимен».
Или: «Не будешь показывать, что тебе обидно, тебя и перестанут задирать».
Или: «Настоящие мужчины не плачут».
Или: «Будешь хулиганить – мы с папой перестанем тебя любить».
Папа говорил: «Нэнси, прекрати нести чушь!».
И это всегда заканчивалось скандалом.

Питер верит, что у хороших детей родители не ссорятся. У хороших детей счастливые семьи. С хорошими детьми не случается ничего плохого. Поэтому Питер делает всё, чтобы быть хорошим.
Он радуется рождению брата, помогает выбирать ему имя. Он смиренно принимает новость о переезде в пригород (всё равно у него особо нет друзей в Нью-Йорке). Он продолжает приносить из школы только хорошие отметки. Он помогает воспитывать Патрика, а потом помогает воспитывать Пенни. Он никогда ни на что не жалуется.
На все попытки отца поговорить с ним по душам, Питер улыбается и отвечает: «Всё в порядке, пап. Не волнуйся, у меня всё хорошо».
И с каждым разом Фрэнка всё больше и больше пугает эта фраза.

Питер – хороший парень.
Он поступает в один из нью-йоркских университетов. Он приезжает каждые выходные, рассказывает об учёбе и жизни в кампусе. Однажды он приводит в гости свою девушку, чем очень радует маму.
— Вам с ним так повезло, — улыбается мама. — Такого завидного жениха ещё поискать нужно.
Фрэнк смотрит на эту идиллию и не может понять, что же не так.
— Питер, ты точно ничего мне рассказать не хочешь?
— Нет, пап, всё в порядке, — привычно отзывается Питер. — Не волнуйся, у меня всё хорошо.

У хороших парней по другому не бывает (не может быть). Ну и что, что из-за этого хороших парням приходится хранить секреты и врать себе? Это стоит того, чтобы продолжать оставаться хорошим.
Об остальном всё равно никто не узнает.

Дополнительно:
Питер старается быть хорошим для всех, боится обидеть или разочаровать кого-то и не умеет отказывать (из-за чего периодически проявляет пассивную агрессию). Возможно, дело в том, что в детстве мама постоянно учила его «быть хорошим, а то не будут любить» (а, может, и в чём-то ещё). Питер скромный и тихий — лишний раз отсвечивать не будет (опять же, чтобы не произвести плохое впечатление). Все эмоции Питер держит в себе, так что внутри у него может твориться настоящий ад. Секрет, который Питер ото всех скрывает (во всяком случае, точно скрывает от родителей) — это то, что он гей. И вот тут уже тебе выбирать, куда его вести.) К осознанию, что с ним всё в порядке и каминг-ауту или к ненависти к себе и страданиям.
Фрэнк тоже скрывает ото всех, что влюблён в друга и давно уже думает о разводе с женой, но не хочет огорчать детей. Было бы интересно, если бы Питер открылся (случайно или нет) отцу, а тот в итоге рассказал о своей тайне.
У Питера есть младший брат Патрик (15 лет) и сестрёнка Пенни (9 лет), и они откуда-то знают тайну Питера. Патрик, возможно, будет его этим шантажировать, а Пенни, наоборот, понимает, что такую тайну нельзя никому рассказывать.
Я понимаю, что заявка, да и сам образ Питера довольно сумбурны, так что многие детали оставляю на твой откуп. Над душой не хочу стоять, но готов оперативно прояснить все непонятные моменты, ответить на вопросы, подсказать направление (по отечески поддержать и попытаться наладить отношения с сыном хд).
О себе: темп игры неспешный (где-то пост в неделю), но по настроению могу писать чаще. Посты от 3500 символов, лицо третье. Невроленное общение приветствую, но навязываться не буду.

Пример поста

Карен Уоррен открывает дверь после первого звонка.
Карен Уоррен застенчиво улыбается и говорит едва слышно: «Проходите, я сейчас сделаю вам чаю».
Карен Уоррен не может найти место рукам, но это и не нужно — в ладони ей постоянно кто-то тычется носом или клювом. То маленький черный котёнок запрыгнет на колени и начнёт мурчать, то грустный бульдог положит морду на журнальный столик рядом, то попугай вспорхнёт на плечо.
Карен говорит:
Это Смитти — мы нашли его в мусорном контейнере. А это Карла — её нам привезла пара, которая решила уехать на год в Англию. Боялись, что старушка не перенесёт перелёт и попросили заботиться о ней, пока не вернутся. Они каждый день звонят нам по скайпу, верите? А это капитан Джек Воробей. Ну, знаете эту шутку?
Джуд натянуто улыбается и кивает. Карен Уоррен улыбается в ответ.
Карен Уоррен похожа на фею-крестную из диснеевской «Спящей красавицы».
Карен Уоррен потеряла мужа пять лет назад и на оставленные им деньги решила открыть приют.
А это Тита, — Карен берёт на руки рыжую безухую кошку, почесывает ей подбородок и кивает Джуду (Джуд устало кивает в ответ и протягивает вперёд диктофон). — Она у нас старожил — дольше всех в приюте живёт. Пару раз её хотели забрать, но потом узнавали обо всех болезнях и... Ну, в общем, мы и сами не хотим бы её кому-то отдавать. Знаете, она ведь уже привыкла к нам, а мы к ней. Тита — наш талисман, можно сказать.
Джуд заинтересованно вскидывает бровь, складывает руки на груди и кивает. Карен протягивает ему безухую Титу.
Хотите её погладить?
Джуд мотает головой.
Вы знаете, я как-то не очень... Не по кошкам.
Ну, это вы просто ещё не встретили свою, — смеётся Карен.
А кто ещё кроме вас работает в приюте? — спрашивает Джуд, заглядывая в блокнот. Карен разводит руками и смеётся. Карен рассказывает о Кэтти, которая учится на ветеринара. Рассказывает о Мэтте, который приходит каждый вечер. Рассказывает о Рэнди, который сам едва сводит концы с концами, но каждый лишний цент отдает приюту. Рассказывает о ещё десяти работниках, каждому из которых Джуд бы мог посвятить отельную статью.
Он бы мог написать целую статью и о самой Карен, но и так уже еле-еле укладывается в свои двадцать строк о новом приюте на второй странице газеты.
Это даже немного злит.
Что ещё вам рассказать? — Карен склоняет голову (об её щеку тут же начинает тереться Тита).
Напишите номер вашего счета, чтобы наши читатели могли, ну... Пожертвовать деньги приюту.
Бог с вами, какой счёт? Пусть лучше придут и возьмут себе кого-нибудь из наших питомцев. Большего и не надо.
Как скажете, — кивает Джуд.
Потом он всё-таки узнает у Карен номер счёта и записывает его в блокнот.
Вы — чудесный молодой человек, Джуд, — Карен хлопает его по плечу. — Если решите завести себе питомца, то обязательно приходите.
Джуд неловко улыбается и пожимает Карен руку.
По дороге домой он думает, как превратить два часа записанного на диктофон разговора в двадцать чёртовых строк для второй страницы.
Думает, что ему осталось совсем чуть-чуть потерпеть, чтобы вся эта дурацкая возня закончилась.

«Похвально, что ты не сидишь на одном месте, — замечает отец, когда Джуд рассказывает ему, что хочет устроиться работать в журнал Роджера Гибсона. — Конечно, ты бы мог найти что-то получше, но кто я такой, чтоб тебе указывать. Хотя, если бы ты спросил меня...»
«У тебя обязательно всё получится, — кивает мама. — Расскажешь мне побольше про этого Роджера Гибсона?».

Но какое всё это имеет значение, когда у Джуда есть цель?
Когда он верит, что эта цель достижима. Когда он знает, что ничего не помешает ему достичь её и больше не писать про несчастных Карен Уоррен и о дурацких приютах (или писать, но писать так, как хочется ему, а не на двадцать строк для второй страницы).

«Хорошо, что ты решил бросить эту захудалую газетёнку, — улыбается Джулиан. — В  «Trigger Warning» у тебя будет гораздо больше пространства для реализации. Ты молодец. У тебя всё получится».

Какое это всё имеет значение, если Джуд верит, что у него всё получится?
Жаль только, что ему в итоге придется расстаться со старыми друзьями.

Йоханну Джуд дожидается у служебного выхода (так и не успел пересечься с ней в редакции). Машет ей рукой, подзывая к себе.
Ну как ты? Не очень устала?
Джуд засовывает руки в карманы и смотрит на Йоханну с неловкой улыбкой.
Если ты не очень занята, то мы можем прогуляться. Тэмми уехала к родственникам, а мне незачем домой спешить... Да и вообще, что-то мы редко в последнее время общаемся. Я вот решил...
Он вздыхает и разводит руками.
Я решил, что нам обоим нужно немного отдохнуть, а пара бутылок вина и пицца где-нибудь на побережье — самое оно. Как ты на это смотришь?

Отредактировано Frank Patterson (2019-01-23 20:55:38)

+7

8

ИЩУ КОЛЛЕГУ И (ЧУТЬ БОЛЬШЕ, ЧЕМ) ПОДРУГУ

Summer Bishil

http://funkyimg.com/i/2R68P.gif

http://funkyimg.com/i/2R681.gif

✕ Имя
любое, сокращающееся до Бэтс (например, Элизабет, Бетани, Беатрис)

✕ Возраст
30-33

✕ Род занятий
секретарь в юридической фирме Fitzworth Gisborne

Описание:
И вроде бы всё хорошо.
Эл и Бэтс понимают друг друга с полуслова (с одного междометия порой), с полувзгляда, с брошенного за обедом «а ведь он не ходил на гольф» и с трех первых нот любимой песни (сегодня это «A kind of magic» Queen).
— О, — говорит Эл. — О-о!
— Хм, — хмурится Бэтс.
— Ну, — Эл облизывает губы, разводит руками и кивает на бумаги перед собой. — Вот.
— Да ладно? — приподнимает бровь Бэтс.
— Похоже, мы выиграем, — победно вскидывает руки Эл.

Бэтс не секретарша Эла (по-хорошему, она секретарша его начальника) и не забывает об этом напоминать.
— Я не твоя секретарша, — говорит Бэтс, принося Элу документы из архива.
— Чёрт, я не твоя секретарша, — фыркает Бэтс, помогая Элу разбирать бумаги.
— Бэккет меня уволит, если я так дальше буду тебе помогать, — хмыкает Бэтс, а Эл протягивает ей кофе и хот-дог.
— А если я стану партнёром, ты уйдешь ко мне? — смеётся Эл.
— Вот станешь, тогда посмотрим.

— Разве тебе не нужно домой? — удивляется Бэтс, проходя мимо кабинета Эла (уже почти полночь, а Эл явно не собирается уходить).
— Я думал, что мне придется задержаться и попросил соседа присмотреть за сестрой, — Эл дергает плечами, — а тут вроде всё решилось... Но домой не особо хочется.
— Знаешь, а мне ведь тоже не особо хочется домой. Может, посидим вместе?
Эл согласно кивает. Бэтс приносит бутылку мерло и они болтают почти до утра.

— А потом маму парализовало и он ушёл, — пьяно вздыхает Бэтс. — Мне было всего четырнадцать. Вот после этого я поняла, что мужчинам нельзя доверять.
— Мой ушёл, когда мне было шестнадцать, — Эл поднимает перед собой бокал и делает глоток. — Мама говорила, что это из-за того, что у них какие-то проблемы в отношениях были, но сейчас я понимаю, что он сбежал из-за Миры. Мудила.
— Тупые отцы нам попались, — хихикает Бэтс.— Выпьем за хороших.
Эл согласно кивает и они продолжают сидеть.

— Я ведь хотела поступить в Гарвард, — вздыхает Бэтс, — а в итоге пришлось… вот.
— И я тоже хотел, — Эл качает головой, — Но вот тоже… в итоге.
— Да ладно, ты хотя бы стал юристом.
— Ну так и ты могла, — Эл допивает остатки вина, — бы.
— Смеёшься? Где мне на это время найти?
— Ну…
— Ну?
Бэтс разводит руками и кладёт голову на плечо Элу.
Эл кладёт ладонь на колено Бэтс.
Бэтс кладёт…
Наверное, слишком много было мерло.

— Нам ведь не стоит вспоминать о том, что было ночью, так? — улыбается утром Бэтс.
— Не стоит, — кивает Эл.

Они понимают друг друга, помогают друг другу, слушают друг друга. Рассказывают друг другу о своих любовных похождениях. И всё вроде бы хорошо.

— У нас ведь нет на это времени, так? — качает головой Бэтс и Эл соглашается.
— Мы не должны портить рабочие отношения, — говорит Эл и Бэтс кивает.
— Из этого всё равно ничего не выйдет, — вздыхает Бэтс и Эл не может поспорить.

А потом они оба опять остаются после работы с бутылкой шардоне и…

Чёрт.

Дополнительно:
У Бэтс есть больная мама за которой она ухаживает, у Эла есть аутичная сестра из-за которой он не может позволить себе нормальные отношения. Эл из-за своей сестры не смог поехать учиться в Гарвард, а Бэтс из-за своей больной мамы даже не смогла закончить юридический. В итоге Бэтс устроилась работать секретарём в юридической фирме, хотя начальное юридическое образование у неё есть.
Эл и Бэтс оба живут работой, оба страдают от семейных проблем, у обоих у них нет времени на личную жизнь. Но, если так посмотреть, друг с другом они проводят больше времени, чем с кем-то ещё (на работе, во всяком случае).
Предполагаю им историю Росса и Рейчел (Джей Ди и Элиот, Харви и Донны). Ходить вокруг да около, осознавать нечто большее, чем дружбу, ненадолго сходиться, жалеть, расходиться. Пытаться понять, что между ними на самом деле. Интереса прибавляет и то, что в какой-то момент у Эла появится любовный интерес мужского пола (с которым всё не менее сложно, чем с Бэтс). И вот тут можно пойти в любую сторону - ревность, попытка поддержать и дать совет, попытка отстраниться - что захотите.)
Выбор имени ограничен только сокращением "Бэтс" (оно уже упоминалось в анкете и нескольких постах). Фамилию так вообще можно брать любую. Внешность готов обсудить, просто мне очень нравится химия Эпплмана и Бишил.
Темп игры у меня не быстрый. Пишу где-то минимум пост в две недели, максимум пару постов в неделю. Предпочитаю третье лицо. Птица-тройка опционально. Посты от 3-4 тысяч знаков (но всегда стараюсь дать соигроку возможность отреагировать и повзаимодействовать). С соцсетями не дружу, но в ЛС тыкабелен по всем вопросам.
Мир, дружба, жвачка, любовь и здравый смысл.

Пример поста

Эл смотрит на часы, когда выходит из офиса. Эл смотрит на часы, когда садится в машину. Эл смотрит на часы, когда выезжает на главную дорогу.
Всё рассчитано до минуты. Тридцать секунд — доехать на лифте с семнадцатого этажа до первого. Десять секунд — выйти из лифта, попрощаться со администратором Сью (или Дэйвом) и выйти на парковку. Две минуты — дойти до машины и завести её. От трех до пяти минут, чтобы выехать с парковки на дорогу. Полчаса, чтобы доехать до дома.
Всё рассчитано (с учётом внезапных пробок или мелких дорожных происшествий) на то, чтобы ровно в восемь быть дома.
Иногда, когда доехать получается немного быстрее, Эл сидит в машине и ждёт.
Приходить раньше можно, но тоже не стоит. Так спокойнее. Так спокойнее Мире и легче ему. Там можно передохнуть — от съедающей все силы работы и от выжимающего остаток энергии общения с сестрой.
Внезапные пробки и мелкие дорожные происшествия случаются слишком часто, так что обычно Эл приезжает минута в минуту. Выходит из машины, выдыхает и идёт домой.
И звонит в звонок — ровно в восемь. И всё хорошо.
И всё хорошо, если так можно сказать про вечера, когда ничего не случается. Впрочем, у Эла выбор невелик — либо «всё хорошо» (он вовремя появляется дома, улыбается Мире и идет готовить ужин, а потом, дождавшись, когда сестра уснёт, достает из шкафа виски и разбирает рабочие документы), либо «всё плохо» (когда у Миры случается истерика или что-то идёт не так или Эл говорит что-то не то и Миру приходится успокаивать, поить таблетками и приводить в себя, а потом без сил валиться на диван).
Поэтому Эл всегда смотрит на часы.
Без двадцати восемь он выезжает на шоссе ведущее к дому. Курит в открытое окно три сигареты подряд, а потом пшикает в рот освежителем дыхания. Без пятнадцать подъезжает к магазину, за десять минут собирает все нужные продукты (список почти всегда одинаков, а путь по магазину заучен — он берёт товары почти не глядя), улыбается кассиру, пробивает чек и загружает пакеты в машину. Без пяти он проезжает ещё несколько кварталов и оказывается дома.
Без пяти.
Простите, но дорога перекрыта, — оправдывается полицейский.
И какого хрена? — Эл стучит пальцами по рулю, смотрит то на полицейского, то на номерной знак впереди стоящей машины.
Происшествие. Серьезное.
Какое, мать вашу, происшествие?
Полицейский (видимо, молодой и не привычный к «происшествиям») честно признается:
Там девушка бросилась под машину. Пока не приедет скорая, проехать никто не сможет.
А как, блядь, скорая тогда доедет, если проехать никто не сможет?
Полицейский тяжело вздыхает и разводит руками.
Простите, такие правила.
Элу хочется подначить его, обругать, выехать на обочину и доехать домой скорее, но он продолжает смотреть на номерной знак машины впереди.
Без трёх минут восемь.
И какого хрена эта девушка бросилась под машину? Есть же столько прекрасных способов самоубийства попроще и менее болезненных. Снотворное, например. Или сунуть голову в духовку. Или доехать до района, где много небоскребов и сбросится с одного из них. Да, чтоб её, вены порезать, в конце концов. Красиво, дёшево и романтично. Нет же, надо покончить с жизнью самым общественно неудобным способом, заставив бедного сбившего её водителя писать сотню объяснительных, а других бедных водителей стоять в пробке. Хочется надеяться, что она хотя бы сдохла, чтобы не зря всем в этой пробке стоять.
Почти восемь.
«Всё хорошо» сегодня точно не будет.
Машины впереди медленно трогаются, едут с черепашьей скоростью. Эл почти уже решает бросить свою на ближайшей улице и добежать до дома пешком, но пара минут всё равно ничего не изменят (он уже опоздал), а искать машину утром нет никакого желания.
Гребаная самоубийца, судя по спешащей по встречной полосе скорой, всё ещё жива. Эл очень надеется, что она повредила себе что-нибудь важное и бросаться под машины больше не сможет (чувствует странный укор совести — лучше бы не повредила, лучше бы просто мозги вправила — но тут же отмахивается).
За квартал до дома останавливается у аптеки (восемь двадцать — от лишних пяти минут «всё плохо» лучше не станет) и покупает успокоительное для Миры.
В половину девятого останавливается у дома, выдыхает, выходит из машины и подходит к двери. И открывает дверь. И проходит в комнату. Мира сидит у дивана, обняв колени и качается из стороны в сторону.
Мира, я дома, — говорит он осторожно. Подходит ближе (осторожно). Готовит таблетки (осторожно).
Всё хорошо. Я дома. Всё хорошо. Выпей вот. Тебе станет легче. Всё будет хорошо.
Эл прекрасно понимает, что сегодня точно не один из тех дней, когда «всё будет хорошо».

Отредактировано Albert Elderwood (2019-02-09 16:18:11)

+3

9

ИЩУ СОСЕДКУ ПО КВАРТИРЕ

Diane Guerrero

http://s7.uploads.ru/t/zAc43.jpg

http://s9.uploads.ru/t/x9jTN.jpg

- This is so sad, Alexa play Despacito.

✕ Имя
Alexa Moralez

✕ Возраст
~26-27

✕ Род занятий
визажист, бьюти-блогер

Описание:
Алекса очень хорошо помнит о том, какого это - подниматься из самых низов, выгрызать мечту зубами, положить всю жизнь на алтарь достижения не таких уж труднодоступных для того, кому повезло стать ребёнком обеспеченных родителей, целей.
Рождённая в бедной многодетной семье мексиканских мигрантов в Сан-Диего, Алекса Моралес улыбается белоснежной улыбкой в объектив веб-камеры и записывает анбоксинг косметики от Джеффри Стара из уюта съёмной нью-йоркской квартиры. Фыркает презрительно, давясь острым начосом, когда по телевизору очередная топ-модель рассказывает о том, что предпочитает «естественный макияж»: «Да на такой естественный мейк ушло полтора часа минимум». Она всегда готова прочитать лекцию о том, как правильно мыть кисти, чтобы те прослужили дольше, и какие тени лучше подойдут к вашему цвету и разрезу глаз, знает о бьюти-индустрии неприлично много и реагирует на обвинения сетевых ноунэймов в скудоумии только насмешливой улыбкой. У Алексы многотысячная аудитория на Youtube, работа на подхвате на показах мод и фотосетах известных актрис - её полная событий, безумная, настроенная на круглосуточную активность жизнь кружится бесконечой каруселью из лиц, знакомств, случайных встреч, ворк-аутов в спортзале и поездок на пленэр, походов в бар с подругами в пятницу и шоппинга, который, как говорила ещё Кэрри Бредшоу, исцеляет от депрессии и решает все проблемы. У Алексы нет времени присесть, но ей и не нужен отдых - Моралес из той породы людей, которым чужда любая праздность, а один день в четырёх стенах заставляет их выть от скуки.
Алексе не очень везёт на бойфрендов - Джимми слишком много жаловался на жизнь, у Коди была отвратительная привычка оставлять незакрытым тюбик зубной пасты, а Сид вовсе свалил в туман после первой же совместной ночи и перестал отвечать на сообщения в мессенджерах. Потенциальные парни вечно пытаются что-то в ней поменять, перекроить, будто бы без их помощи она недостаточно цельная, полноценная, правильная, ездят по ушам о "несерьёзности" выбранной профессии (что за чёртов стереотип о том, что косметикой интересуются только тупые курицы?!), а то и вовсе надеются на то, что она согласится стать клушей и сидеть дома с детьми. Ха! Не на ту напали. Алекса стойко игнорирует, а иногда даже зло шутит над самыми отбитыми экземплярами, пожимает плечами и не слишком переживает по этому поводу. Когда становится совсем тоскливо, смотрит с соседками "Секс в большом городе", хлюпая носом и поедая мороженое, а так... Ну, в конце концов, на крайний случай у неё установлен тиндер.
В ней вообще очень много этого флегматично-пофигистичного спокойствия, не переходящего грань с ношением розовых очков - Алекса просто знает, что даже если не сейчас, то когда-нибудь всё будет хорошо. Да и сейчас дела складываются очень даже неплохо. Поживём - увидим.

Дополнительно:
Мэриэнн, Дженни, Алекса и Эмили снимают вместе квартиру и дружат. Незначительные подробности я готова выложить вам в лс, но одно точно - с такой компанией скучать вам точно не придётся, идеи для игры есть и будут. В целом профессия Алексы располагает к тому, что здесь ей будет с кем поиграть, если надоест со мной. х)
Я пишу от третьего лица в настоящем времени, птицу-тройку не использую, посты от 3 до 11к знаков, но от вас соблюдения ни одного из этих пунктов не требую, просто пишите хорошо и сделайте персонажа по-настоящему живым. Темп игры более чем улиточный - могу зависать и проёбываться, но неизменно возвращаюсь, поэтому со спидпостером вряд ли сыграюсь.
Некоторые детали биографии и фамилия менябельны, имя - нет (простите, но это уже локальный мем и много где упоминалось). Внешность обсуждаема, но нынешняя в приоритете, не уверена, что соглашусь сменить, хотя попробовать можно.
Жду и уже люблю. ♥

Пример поста

Мама говорит: "Если Бог даёт нам появиться на свет, значит, в жизни есть какой-нибудь смысл. Значит, для чего-то мы здесь нужны кому-то". И неизменно добавляет, что за верой лучше обращаться к пастору - у него-то точно опыта больше и найдутся ответы на все волнующие вопросы.
Мэриэнн не очень уверена в том, что у неё есть вопросы, на которые смог бы ответить мистер Сандерс - добрый старый мистер Сандерс с уже тронутыми сединой вьющимися волосами, морщинками у уголков глаз и косящей на один край не по-пасторски лукавой улыбкой. Мэриэнн не очень уверена в том, что у неё есть вопросы, на которые смог бы ответить кто угодно на свете вообще - просто потому что она сама пока не в состоянии их сформулировать.

В голове роются осы - под кожей чешется, кажется, можно прощупать кончиками пальцев это монотонное жужжание, навязчивое, неотвратимое, бесконечное. Жалящие вспышки разливаются судорогами, заставляют неметь, перекрывают все органы восприятия. Между Мэриэнн и всем остальным миром кто-то возвёл стену из непробиваемого стекла - сколько не сбивай костяшки, пытаясь достучаться через него, всё равно ничего не выйдет, только замараешь руки в крови. Звуки доходят до неё в искажённом, покорёженном виде. Словно зажёванная плёнка. Словно поцарапанная пластинка. Словно преломляющийся сквозь призму свет раскалывающегося на радужные блики тонкого луча. Блики рассеиваются, тонут в прохладном зимнем воздухе, расходится кругами встревоженная сонная вода - голоса доносятся со всех сторон, непонимающие и насмешливые, тянут тонкие паучьи конечности, тонкие, как ноги слонов на картинах Дали, эхо отражается о стены, смешиваясь в один нарастающий гул.
Мэриэнн кричит пугающе звонким, совсем чужим голосом и забивается в угол, собирает пыль краешком старой твидовой юбки, упираясь головой о стену, собирает в светлые пряди тонкие нити паутины, едва сплетённой сенокосцем мелкими неосторожными мазками.

Мэриэнн не уверена в том, что верит в Бога - в церкви, посреди распаханного поля пшеницы, в собственной постели она просила его не дурачиться, не прятаться, наконец появиться перед ней, подать какой-нибудь божественный знак, но он так ни разу её не послушался, так и остался сидеть у себя на облаках. Мэриэнн поднимает взгляд к чернильному небу - ближе к горизонту алыми плевками догорает закат, но тишину не нарушает ни слова. Бог отказывается говорить с ней.
Лес встречает всё той же молчаливой тревогой. Тени деревьев двоятся под ладонями, неверное пламя лижет стеклянные стенки фонаря, то тревожно извиваясь, то почти потухая. Листья над головой шелестят вековым шумом старых - слишком старых для неё, маленькой-маленькой, безнадёжно глупой девочки, оказавшейся в самом центре вселенной - поверий. Лес готов отвечать ей, но этот язык она оказывается не в силах понять - гул только нарастает, давит на стенки черепа клинописной многоголосицей, дробящейся даже не на мелодии - отдельно взятые звуки, бьющие в макушку тяжёлыми крупными каплями один за другим.
Мэриэнн не понимает. Не понимает. Не понимает. Не понимает, ничегошеньки не понимает с о в с е м.

Ночью второго февраля две тысячи девятнадцатого года Мэриэнн, предварительно хорошенько протерев мокрой тряпкой совсем ещё новые туфли, испачканные пылью, пытается повеситься на старой яблоне во дворе собственного дома. Перекинуть верёвку через самую толстую ветку, проверить на прочность - не так просто, как может показаться; сплести петлю, которая под тяжестью тела не расплетётся на отдельные нитки; набраться достаточно храбрости. В каком-то третьесортном ужастике - она не знает, откуда такая дешёвка взялась на бабушкиной книжной полке, как попала под руку как под раздачу, случайно - написано, что если оттолкнуться тщательно, если не бояться смерти, то хрустнет, ломаясь, шея и всё закончится быстро.
Мэриэнн хочется верить в свою храбрость.

В ушах всё ещё звучит истошный, нечеловеческий, похожий на вырвавшийся у раненного зверя пронзительный вой крик Билли Боба, увидевшего её из окна.

Мэриэнн не помнит, как он донёс её до дома на руках. Мэриэнн не помнит, как плакал, стараясь притвориться, что не плачет вовсе, гладил её по волосам и с болью, тревогой, шокированным не-узнаванием смотрел в глаза. Мэриэнн не помнит, как она всё же уснула в ту ночь - кажется, Билли Боб насильно заставил её выпить седативы и запить холодной водой прямо из-под крана. Мэриэнн не помнит, что она делала следующие несколько дней - как заводной кукле ей будто бы повернули пару раз ключ в спине, и она бродит по одному маршруту, без единой осечки, повторяет однотипные привычные действия. Поправляет букеты засохших цветов, протирает от пыли полку с книгами, включает старые пластинки с джазом, перебирает старые фотографии. Бабушка говорит понятнее всех - её голос доносится из-за стекла лучшего всего, и Мэриэнн боится заплакать при ней. Она ведь такая старенькая, такая хрупкая - кожа тонкая как пергамент, а руки все в коричневых старческих пятнах, но пахнет от неё как и в детстве корицей и ежевикой. Мэриэнн с трудом сгибает деревянные кукольные суставы - те скрипят, не желая подчиняться, сбоят, барахлят. Устаревшая, чертовски трудная в эксплуатации машина, отживший реликт откуда-то из далёкого дикого прошлого.

Зима в Алабаме мягкая, тёплая - ветер треплет пожухшие колосья. Природа отдыхает после долгого измотавшего все ресурсы лета, погружается в нервный неглубокий сон. Птицы больше не кричат над полем, кидаясь в неравной схватке на тыквоголового Джека, насекомые вовсе ушли в спячку до самой весны.

Как будто всё на свете отказывает ей в праве просто поговорить. Как будто вселенной, холодной и необъятной, наплевать на неё, Мэриэнн Дэйзи Болдуин, девяносто седьмого года рождения, наплевать на то, как в ней рождаются и умирают миры, перетрясает все основы, плевать на то, как она под этим небом плачет, смеётся и сходит с ума, исходя в дрожащую на кончиках пальцев липкую панику. Внутри будто бы лопнул шар из стекла, заполненный изнутри разъедающим, туманяющим мозг газом. На листках блокнотов она агонизирует буквами, выливает весь мрак из собственной стороны, превращая в гротескных чудовищ из параллельных миров.

Мэриэнн пишет рассказ о дочери дровосека с самыми красивыми во всём штате голубыми глазами, встретившую по дороге через густой лес волка. Тот не был страшен, не хотел её крови, её плоти - поджимая уши и поскуливая, он притворялся самым преданным псом, готовым порвать за неё все глотки, выучил все её привычки и желания, делал вид, что понимает её лучше, чем все на этом чёртовом свете, чем отец-дровосек, отправивший ночью за каким-то капризом через лес и чем родная мать. Дочь дровосека поверила волку. Только позже, когда за ней была закрыта на толстый амбарный замок дверь, она увидела в отражении трепещущегося пламени свечи, какие острые у волка клыки.
У дочери дровосека глаза Бетти Хилл.

Мэриэнн катает по полу облупившуюся деревянную фигурку лошадки - ещё Трой ребёнком игрался с ней, когда её и в помине не было. Часы ломают время на ровные куски загустевающего воздуха, переполняющего лёгкие. Когда тяжёлые ботинки ударяют о дерево ступеней, - топ-топ-топ-топ-топ-топ-топ-топ-топ-топ-топ - она представляет, как легко, точно масло, рассекает топор неподатливую мякоть дерева. В полутёмной комнате света хватает только на то, чтобы мазнуть по чужим высоким скулам тонкими бледно-оранжевыми полосами.

Мэриэнн поднимает на Бетти тяжёлый, неживой, до чёртиков выразительный взгляд и молчит.

Отредактировано Marianne Baldwin (2019-07-08 21:05:28)

+5

10

ИЩУ СОСЕДКУ ПО КВАРТИРЕ

Elle Fanning

http://sh.uploads.ru/t/NDScp.jpg

http://s8.uploads.ru/t/0LOd1.jpg

My friends all warned me about going with you
Saying I would regret it one day
And you should seem too good to be true
and now my sweet tooth is rotting away
Poisoned candy

✕ Имя
Emily MacPherson

✕ Возраст
~20-22

✕ Род занятий
танцует в New York City Ballet

Описание:
Что может выйти из ребёнка, с самого младенчества выслушивавшего исключительно дифирамбы относительно своего незаурядного таланта и невероятной красоты на завтрак, обед и ужин? Что может выйти из ребёнка, из которого родители вознамерились вырастить ни много ни мало самую настоящую прима балерину и юную звезду? Что может выйти из ребёнка, которого в восемь лет стравливают с лучшей подругой, ведь: "Эмили, Кармен на год младше тебя, а уже получила первое место на соревнованиях штата"?
Эмили - красивая девочка, и это уже о многом говорит. Вернее, даже не так: Эмили - очаровательная юная балерина, а это уже почти клише. Мама Эмили - преуспевающий киноагент, специализирующийся на поиске молодых талантов, чьи прелестные лица украсят рекламу хлопьев на завтрак, а затем промелькнут в праймтайме по каналу Disney, отец - брокер на фондовой бирже, и если бы ей захотелось, она давно бы переехала из тесной двушки на окраине в студию в Сохо, но это для неё слишком скучно. Эмили замкнута и немногословна, но совсем не так, как Мэриэнн - она фонит пассивной агрессией и задавленным недовольством, завышенными ожиданиями как от себя, так и от других, вечной скрытой насмешкой. То, что на сцене и репетициях спускают на тормозах, объясняя придурью творческого человека и прощая за талант, за её пределами становится самой обыкновенной бытовой неуживчивостью. Характер у Эмили скверный, тяжёлый, требующий от потенциальных друзей и возлюбленных запас недюжинного терпения - на неё приятно смотреть, но она светит так ярко, что вскоре глаза начинают болеть. Эмили - отравленный экзотический цветок, яд которого смертелен, но сам он так красив, что остановиться порой кажется невозможным. Попавшие под его магнетическое очарование несчастные вынуждены травиться раз за разом.
Эмили редко выходит из себя, - чаще шипит по-змеиному, если чем-то недовольна - но когда это всё же случается, она способна превратить чью угодно жизнь в ад. В ней достаточно той обходительной мстительности, свойственной многим юным дарованиям, когда банального и слишком уж затасканного стекла в пуантах недостаточно. И, уж поверьте, никто никогда не докажет, что она была к этому причастна. Эмили мило улыбнётся и продолжит упражняться у станка, ведь премьера уже на носу.
С Эмили сложно - порой Мэриэнн вовсе не уверена в том, что считает её подругой. В её воздушной и неизменно элегантной злобе кроется что-то страшное, тёмное, пугающее - в первый месяц их знакомства Мэриэнн пишет рассказ о юной принцессе далёкого  королевства, казнившей каждого, кто переходил ей дорогу. Эмили читает его и говорит, что ей до такого ещё расти и расти. А потом смеётся. С Эмили сложно - но иногда Мэриэнн кажется, что она совсем не та, которой хочет казаться. Должно быть, каждому нужен панцирь, с которым чувствуешь себя чуть более защищённым. 

Дополнительно:
Девочки-милашки в исполнении Фаннинг это уже почти моветон, а вот за более мрачной и криповой версией этого типажа было бы очень интересно наблюдать. Хотелось бы уточнить, что по какой-то причине Дженни, Мэриэнн и Алекса всё ещё не выгнали её на мороз, а значит совсем уж стервить с дорогими соседками она вряд ли будет. Всё же предполагается, что игра будет проходить в русле дружеских взаимоотношений между персонажами, хоть и не без сопутствующих столкновению столь полярных образов эксцессов. В отличие от своих соседок Эмили родилась и выросла в Нью-Йорке и никогда не страдала от нехватки ресурсов, будь то деньги или дополнительные возможности, которые даёт жизнь в большом городе, но зато серьёзно страдала от нехватки простого человеческого общения, без излишней восторженности и выдвижения заведомо завышенных требований. Поэтому в некоторой степени её поведение обусловлено воспитанием и окружением - балетная труппа это всё же место несколько токсичное, что не может не сказаться, а демонстрация своей силы помогает не стать жертвой самой. 

Пример поста

Пример твоего поста.

Отредактировано Marianne Baldwin (2019-10-23 08:32:30)

+5

11

ИЩУ ПОДРУГУ И БЫВШУЮ ДЕВУШКУ

Julia Stegner (!just and only!)

http://s3.uploads.ru/t/UVCqz.jpg

http://s3.uploads.ru/t/a1gsP.jpg

✕ Имя
Валери "Вэл" Симмонс

✕ Возраст
30-32

✕ Род занятий
поёт на корпоративах, в барах и в душе

This ain't rock'n'roll, this is genocide
Описание:

Неделю назад сыну Вэл исполнился год.
Харпер часто задаётся вопросом о том, что заставляет её бывших сразу после разрыва отношений кидаться на брак, семью и детей как на баррикады, но к однозначному выводу всё ещё не пришла.
Вэл, в общем-то, охуенная мать. И жена, наверное, тоже. И уж точно охуенная подруга.
Вэл умеет открывать вино без помощи штопора, пить не пьянея, ходить на десятисантиметровой платформе и шпильках, создавать вечеринку из ничего и краситься, не подглядывая в зеркало. Знает, как попросить стрельнуть сигарету на десяти языках, как носить брючные костюмы и не выглядеть при этом секретаршей или учительницей младших классов, как отвадить надоедливого поклонника в баре и как починить разбитое сердце при помощи подручных средств. Не знает разве что как достать тяжёлые наркотики. Но если очень нужно...
Когда они впервые встречаются в каком-то хипстерском баре, Харпер чудится в нём Студия 54.
Эй, тут точно не распыляют кокаин с потолка?
Эй, тебе когда-нибудь говорили о том, что ты безумно похожа на Нико из The Velvet Underground?
Вэл смеётся и говорит: "Надеюсь, не в восемьдесят восьмом".
Харпер сражена наповал. Чёрт бы побрал этот нордический типаж.
Потом Вэл - тогда ещё Валери, красивая и недоступная Валери Симмонс - начинает петь, и сходство с Нико стирается начисто, но Харпер всё равно нравится.
Возможно, кокаин там всё-таки был.
Харпер оставляет свой номер телефона на салфетке. Вэл перезванивает через месяц.
Вообще очень много всего происходит. Сегодня они целуются как в последний раз, а завтра Вэл уезжает в закат с каким-то бородатым байкером, просто потому что захотелось. Строго говоря, это не отношения даже - но им нравится называть это так. Вэл иногда делает то, что Харпер не в состоянии ей простить: например, поёт каверы на Oasis и громко стучит чайной ложкой. Харпер иногда делает то, что ей не в состоянии простить Вэл: например, пачкает клавиатуру ноутбука сигаретным пеплом и одевается как немытый хиппи.
Они держатся полгода, но в какой-то момент просто забывают о том, что встречались.
Когда Вэл узнаёт, что беременна, она спрашивает у Харпер: что делать?
Харпер отвечает: написать феминистский манифест и выстрелить в Энди Уорхола.
Вэл называет Харпер идиоткой и выходит замуж.
Харпер подаёт кольца на её свадьбе.
Харпер считает Вэл самой красивой женщиной на земле и напоминает ей об этом каждую неделю. Вэл читает все тексты Харпер и не пропускает ни одного эфира. Они уже даже не целуются, когда напьются, и даже не из-за того, что кормящим матерям нельзя пить.
Харпер говорит: почему ты не хочешь заняться музыкой профессионально?
Вэл говорит: я похожа на грёбанного гика?
Вэл просит не писать под её фотографиями в соцсетях такие комментарии, после которых её муж думает, что они с Харпер тайком от него трахаются.
На следующей неделе Вэл выступает в каком-то клубе - и Харпер, разумеется, в первых рядах.

Дополнительно:
Это не заявка в пару, потому что Валери замужем и не такая, а Харпер... Харпер просто не такая.
Это не заявка в пару, но это не мешает искрам летать. Да, чёрт возьми, это настоящая химия. И в их отношениях очень много сексуального подтекста. Но ничего не будет.
Это заявка в вечный броманс, место у сцены на концертах и обсуждения позднего Боуи в три часа ночи.
Посмотрите на Джулию и полюбите её так, как полюбила её я - у неё достаточно фотосессий в подходящей персонажу эстетике. Послушайте The Velvet Underground. Почитайте про Студию 54. Почитайте отца своего и мать свою.
Вэл хаотичная и упорядоченная одновременно. Вэл странная, но не дура. Вэл держит сердечко Харпер и перекидывает его из ладошки в ладошку. Но Вэл хорошая жена, хорошая мать и не такая.
Это не заявка в пару, но...
А кому я вру. Разумеется, это заявка в пару. ^__^
Харпер пишет не заявки, а какую-то хрень.
Приходите.

Пример поста

По требованию всё выдам.

Отредактировано Harper Ellis (2019-11-14 11:05:18)

+4

12

придержан

ИЩУ ОТЦА

Matthew McConaughey

http://s9.uploads.ru/t/ngmTk.jpg

http://sh.uploads.ru/t/pvhay.jpg

When I come home
Cold and tired
It's good to warm my bones
Beside the fire

✕ Имя
Alfred Thorne | Альфред Торн

✕ Возраст
43-47 (вот настолько свободно, да)

✕ Род занятий
литературный критик

Описание:
Укомплектованное настоящее - утешительный приз за голодное прошлое.
Мультиварка, кофе в капсулах, полный пакет офисных программ на новом ноутбуке. Рубашки постирают в прачечной, не забудь доплатить за глажку. Разведённый один к одному с водой концентрат семейной жизни под юбкой любовницы.
Правильно говорят, если не женился до тридцати, то потом уже вряд ли соберёшься - у Альфреда всё есть и больше ему ничего не нужно.
Не замечен ни в браке, ни в филантропии - отдаёт только то, что не жалко.

- А дети у тебя хоть есть?
- Дочь.
- Сколько ей?
- Кажется, двадцать... Да, двадцать.
- Блять, Торн, ты серьёзно?
- Что?

В двадцать с небольшим - протёртый пиджак, жёлтые никотиновые пятна на пальцах, билет из Небраски, плохая рукопись, набитая на печатной машинке. У Шивон О'Лири пушистая рыжая коса, старая гостиница и чудный звонкий голос.
Это [не] любовь - мелочи по карманам хватает только на тесную комнатушку, в которой голова бьётся о потолок.

- Да просто бывшая...
- Жена?
- Нет. Просто бывшая.

Это не семейная история - Альфред никогда не стремился к семье. Просто змеи всегда ползут туда, где теплее. К тёплому месту в литературном журнале, к тарелке тёплого супа, к тёплым сиськам. Пока Шивон взваливает на себя гостиницу, быт и Флоренс, он ищет где переждать зиму.
Настоящие мужчины так не поступают - ну да, эта история, в общем-то, и не о настоящих мужчинах.
Альфред выписывает чеки, Флоренс растёт, Шивон ударяется в религию. Красивые тонкие пальцы перебирают чётки, нить рвётся под въевшимся тремором нервозности. Альфред морщится, Шивон резко вскидывает подбородок, словно готовясь обороняться.
Он не вступает в перепалки. Он продолжает переводить деньги, пишет рецензии на туалетные романы и забывает (не запоминает) дни рождения.

- Насколько ты стар, если твои бывшие начинают умирать?

У Флоренс его фамилия, его скулы и оплаченная им учёба в Беркли. Отдал всё, что было не жалко. Альфред Торн не тянет на звание отца года, но... Но это история не об отцовстве, да?
Он не знает, о чём говорить на похоронах - язык кусают чёрные шутки одна хуже другой.

«Ну вот ты и умерла, девочка моя.»
Шивон О'Лири никогда не была его девочкой - да и просто девочкой, наверное, тоже.
Но внутри всё равно как-то гадко и пусто.
Альфред не знает, чем занять руки.
Альфред закуривает.

Дополнительно:
Прочитать мою анкету и проникнуться трагизмом ситуации можно с профиля читателя. Это заявка в не самые типичные семейные взаимоотношения - Альфред и Флоренс видятся от силы раз в год (два года), у первого эмоциональный диапазон зубочистки, а вторая эмоции выражать категорически не умеет. Но при этом поиграть нам будет о чём - блудный отец и его посильная помощь очень и очень пригодятся в ближайшее время.
По сути практически все детали быта и жизни персонажа идут на откуп игроку - можете делать что угодно, встречаться с кем угодно и прописывать какие угодно связи, ничего не буду иметь против. Не привязываю вас к себе - можете спокойно искать себе соигроков и развиваться во всех интересных вам направлениях.
Имя-фамилия смене по понятным причинам не подлежат, внешность принципиальна чуть менее - только по договорённости и одобрению альтернативы и я буду придираться. Пишу я медленно, но по вдохновению иногда ускоряюсь - железно могу обещать посты раз в ~2 недели, на деле как пойдет. От вас, соответственно, бешеной активности требовать не буду.
И да, важная деталь. Я очень нежно люблю "Настоящий детектив" и Раста Коула, но очень не хотелось бы найти в персонаже его очередное перевоплощение, что на ролевых часто идёт комплектом с внешностью Макконахи. Всё же Альфред немного не о том.
Связаться со мной можно через личные сообщения, я часто бываю онлайн и по возможности оперативно реагирую на вопросы и уточнения.

Пример поста

Кадр - юбка Лу хлопает её по коленям. Кадр - глаза у неё почти янтарные, веки присыпало крошевом солнечной пыли. Кадр - Лу улыбается, о чём-то задумавшись. Кадр - пальцы перехватывают металлический поднос. Кадр - взлетающий краешек накрахмаленного фартука. Мурлычет себе под нос какую-то прилипчивую популярную песню - была на прошлой неделе по радио? Стучит чечёткой устойчивых каблуков по деревянным доскам - в ритм?
Лу - это статика диафильма и стенография отрывистого чириканья.
Фло ныряет лицом в чайную чашку и гасит иллюминацию ресницами, притворяется, что не смотрит.

Плохо, очень плохо - перекручивает наизнанку (свежевыстиранное бельё в руках Лу), мотает (неловкие движения искалеченных артритом пальцев миссис Пирси), дёргает (лицо Фреда за стойкой - персонификация нервного тика). Плохо и страшно. Фло глубоко вздыхает и  вытирает внезапно вспотевшие ладони о джинсовую ткань. На свете есть вещи, о которых ей не хотелось бы говорить ни с кем, никогда и ни при каких обстоятельствах. На свете есть непреложные табу, которые никого не касаются.
Говорить о таком - как собственноручное вторжение в свою же личную жизнь.
Гадко, некомфортно и неизменно болезненно.

Фло думает - жаль, что не курю; сигареты - чётко расписанные на минуты передышки, выкраивающие личное пространство из полотна будней. Острая необходимость в измусоливании, успокоении, оральной фиксации. Острая потребность в том, чтобы выйти на улицу и просто подышать.
Жаль, что не курит. Но не начинать же?
Не сейчас.
Странная, глупая мысль. Причем здесь вообще сигареты?

Колючие мысли. Мысли-иголки. Мысли-жужжащие-пчёлы. Бесполезные и приставучие, как мухи, кружащиеся над подгнивающим мусором. Мусорка разума.

Фло думает - жаль, что не рисую; наброски - выплюнутые на бумагу демоны, изжёванные и доведённые до логического завершения. Изображение того, с чем не можешь совладать, что толчется в полной темноте и никогда до этого не выходило на свет, как способ воплотить это в жизнь и перестать бояться.
Жаль, что не рисует. Но не начинать же?
Не сейчас.
Кажется, рисует Фред. Рисует, но никогда не показывает (Фло не просила), только для себя. Что он рисует? Кого он рисует? Поймёт ли это кто-нибудь, кроме него самого?
Она не знает.
Наверное, стоило пойти в художественную школу.

Колючие иглы - холодные руки - как будто мясник в мокрых прорезиненных перчатках ворошится в твоих кишках - как будто капля дождя падает за шиворот - как будто первый снег забивается в ботинки. Как будто незнакомые люди залезают в твою комнату и долго копаются в вещах - а потом говорят, что ничего такого страшного произошло. Они не сделали ничего плохого. Они ведь ничего не украли, правда?
Нам просто посмотреть.

Фло думает - жаль, что не...
Что?

Она подходит - ладони касаются нагретого тёмного дерева на поверхности стойки; она подходит - с десяток толстых игл под рёбрами; она подходит - мать не учила её говорить, не посчитала нужным; она подходит...

- Привет. Нужно обсудить кое-что. Выйдем?

Лицо Фреда - персонификация разлома; сколы у рта, взрезанные кратеры глаз, резкий очерк подбородка. Фло пытается вспомнить - мы хоть раз говорили о чём-то дольше пяти минут? Мы хоть раз - говорили?
Фло пытается вспомнить, но не может.

Выйдем.
Старая куртка скрипит искусственной кожей. Прогибающиеся доски дощатого порога - заусенцы плохо обработанного дуба. Никого нет - только искусственно нагнетающий самого себя шум передвижений Лу внутри. Только кашляет со второго этажа постоялица из, кажется, Вайоминга (она стеснялась и мялась, прежде чем подойти к доске и прицепить к карте маленький канареечно-жёлтый флажок).
И Фло опять думает - жаль, что не курю.

- Я хотела сказать, - вдох. - Что скоро, наверное, скоро - точно, нужно будет искать временного управляющего, - выдох. - Потому что у меня будет ребёнок.

Вдох.

- Хотела сказать об этом всем, но не получалось поймать одновременно.

Отредактировано Florence Thorne (2019-03-15 20:58:33)

+4

13

придержана

ИЩУ АКТРИСУ ИЗ СВОЕГО ТЕАТРА

Billie Piper

http://funkyimg.com/i/2SzB7.jpg

http://funkyimg.com/i/2SzB6.jpg

✕ Имя
Мэри // Mary

✕ Возраст
~ 45 лет

✕ Род занятий
актриса в театре

Описание:
Мэри играет девушек чуть за двадцать. Мэри смеётся и выглядит беззаботной.
Мэри играет дам глубоко за сорок. Мэри хмурится, задумчиво улыбается и кивает.
Мэри могла делать так и двадцать лет назад. Сейчас Мэри уже за сорок, но Кристоф до сих пор удивляется её безвозрастности.
Мэри приносит Кристофу цветы. Мэри приносит букеты, которые передаёт Кристофу публика, и расставляет их по вазам. Мэри приносит цветы из дома - фикус, драцену, каланхое и фиалки. И продолжает говорить, что кабинет Кристофа выглядит неживым и его нужно украсить.
Мэри любит цветы.
Мэри любит Кристофа.
Не как мужчину и не как наставника. Как режиссера и как человека. Любит безусловно. Смотрит с почти материнской заботой (но едва ли Кристоф позволит хоть кому-то проявить  к нем материнские чувства).
А ведь всё начиналось…
Тогда ей было чуть больше двадцати, она только закончила театральную школу и не знала, куда приткнуться. Тогда ей было чуть больше двадцати и она просто увидела в газете имена – Дэвид Пил и Кристоф (кто это?) Руппель. Тогда она пришла на прослушивание, совершенно не представляя, кто такие Дэвид Пил и Кристоф (да ну кто это?) Руппель. Тогда она осталась с ними.
А потом немного влюбилась в Дэвида.
Чуть-чуть влюбилась в Кристофа.
Наверное, это нормально, когда тебе чуть больше двадцати, ты одинока и в жизни у тебя нет ничего.
Всё равно это не мешало работе.
А потом Кристоф открыл собственный театр (и Мэри пошла за ним).
А потом умер Дэвид, и Кристоф разогнал почти всех актёров (но Мэри не дала себя прогнать).
А потом…
Но Мэри всегда была с ним.
«Зато я знаю своего режиссёра», - говорила она.
«Он просто… делает то, что не решится сделать никто другой, поэтому я остаюсь с ним», - говорила она.
«Прекратите задавать дурацкие вопросы», - говорила она.
Всегда оставалась с Кристофом.
Злые языки повторяли: «Ты чего, всё ещё в него влюблена? Он же гей! Ты не в курсе что ли?».
Злые языки повторяли: «Ну чего ты? У тебя столько перспектив, а ты…».
Злые языки повторяли, а Мэри бессовестно показывала им средний палец.
И показывает до сих пор.
И играет девушек чуть за двадцать.
И играет женщин глубоко за сорок.
И приносит Кристофу цветы, обнимает его (не влюблена, конечно) и хлопает по спине.
- Ты знаешь, где вазы, - смеётся Кристоф.
Мэри всегда знает.

Дополнительно:
Коротко и по сути:
• Мэри с Кристофом уже больше двадцати лет (где-то с 1997 – 1998 года). Тогда он был режиссёром в мелком театре, потом открыл свой театр, потом разогнал почти всю труппу (как раз после смерти Дэвида), но Мэри его не бросила. И не собирается бросать.
• Кристоф гей и у них с Дэвидом Пилом были любовные отношения, которые они никак и нигде не афишировали. Пару лет назад Кристоф открыто признался в своей ориентации. Об отношениях с Дэвидом, впрочем, до сих пор знают только избранные.
• Дэвид разбивается в автоаварии в 2006 году, а в 2017 году Кристоф берёт в театр его сына Гарри. Если у Мэри были хорошие отношения с Дэвидом (скорее всего), то на этом тоже можно построить какую-то интересную историю.
• Интересно было бы сыграть на давней любви Мэри к Кристофу (он натурально стопроцентный гей), но это если вашему персонажу захочется немного пострадать.)
• Мэри любит театр. Возможно, любит кого-то ещё, но театр любит больше.
• Опционально можно устроить персонажу драму и выбор между личной жизнью и театром.
• Образ можно вращать в любую строну. Внешность можно поменять. Имя тоже (оно упоминалось в постах, но я могу исправить в процессе).
• Начали думать над заявкой, но отпустило – не стесняйтесь написать. Я пойму. А вот начавших думать над заявкой, но пропавших без вести не пойму. И буду молча осуждать.
• Пишу посты от 3500 символов, третье лицо. Темп игры черепаший, но стабильный – пост в неделю буду писать. После вашего поста дам фидбек и всяческие мимими :3
• Интересно? Пишите в ЛС. Или зайдите из-под читателя, почитайте анкету, почитайте эпизоды, почитайте всё и решите – хотите ли в это впутываться. Но, если впутаетесь, то обещаю, что скучно вам не будет.)

Пример поста

Актёры — суеверный народ. Тонко чувствующий и временами очень эмоциональный. Актёры верят в приметы. Если упал сценарий, на него нужно сесть, подождать пару секунд и только после этого подниматься, а не то спектакль обречён на провал. Дарить цветы можно только после выступления (в идеале, если цветы будут с кладбища) или же актёрам не светит ничего хорошего. Желать удачи перед постановкой нельзя. Пожелаешь, и что-то точно пойдёт не так. Использовать павлиньи перья и голубой цвет при создании костюмов не стоит, иначе, конечно же, всё будет плохо (в примете, впрочем, не сказано — плохо будет актёру, костюмерам, постановке или режиссёру, который весь этот бардак допустил). А ещё не стоит выносить на сцену зеркала и за количеством свечей нужно тщательно следить — не дай бог их будет три. А ещё нельзя свистеть, называть тринадцатую гримерку — тринадцатой и, конечно же, нельзя говорить «Макбет» (это почему-то должно было вести к закрытию театра). А ещё...
Кристоф закатывал глаза, слыша любую из этих примет, и тихо ругался в сторону, но ни разу за последние восемь лет не говорил никому: «Это чушь несусветная, а ты идиот, если в это веришь».
Потому что актёры — народ суеверный и с этим ничего не поделаешь. И потому, что каждый имеет право верить в то, во что хочет.
И потому что у Кристофа были свои странные приметы, которые он никак не мог объяснить, но которые с поражающей частотой сбывались.
Например, проклятые четверги. Если кто-то заболевал, то сообщал об этом обычно в четверг. Если кто-то спотыкался, ушибался, ломал декорации, реквизит или кости, то это почти всегда был четверг. Если случалось что-то непредвиденное, то Кристофу даже в календарь смотреть не нужно было.
Дориан говорил, что это из-за того, что Кристоф сам верит в проклятость четвергов (мол, в другие дни он просто не обращает внимания на неудачи, а в четверг всегда насторожен и даже малейшую проблему списывает на день недели). Кристоф тогда с ним согласился, но к четвергам продолжил относиться с настороженностью (трудно отказаться от своих привычек).
Или, например, любимое место на сцене (левый угол возле кулис) на которое Кристоф приходил, когда очень нервничал перед премьерой. Приходил, брал себя в руки, успокаивался и уходил, стараясь не показывать, насколько это для него важно.
Или, например, фотография Дэвида, с которой Кристоф говорил, когда чувствовал себя слишком уставшим, чтобы принимать какие-то важные решения.
Или, например, каждая первая постановка «Трамвая «Желание» в театральном сезоне (не важно, ставили ли они этот спектакль первый раз за год или первый раз за несколько лет), которая каким-то волшебным образом из трагедии начинала превращаться в буффонаду. И, даже если на репетиции всё было идеально, то во время спектакля кто-то обязательно забывал реплику, спотыкался и падал или начинал смеяться совсем не к месту.
Зрители, впрочем, кажется, даже и не замечали этого.
Зато Кристоф стоял за кулисами и напряженно следил.
Вот Надин упала на колени и закричала: «Бланш! Бланш!».
Вот Мэри скрылась за одной кулисой, а Гарри вышел из-за другой.
Вот Гарри прошептал: «Стелла!», Надин прижималась к нему, рыдая взахлёб, а Джон подвёл итог: «В эту сдачу — семь на развод.»
После десятисекундной паузы зрители начали хлопать, а Кристоф, выдохнув, наконец успокоился. И, пока актёры выходили на «бис» и принимали букеты (хотелось надеяться, что не кладбищенские), ушёл в свой кабинет.

Мэри зашла к нему через полчаса, счастливая и едва различимая среди букетов.
Это тебе просили передать, — улыбнулась она.
Вазы знаешь где, — прикрывая рукой смешок кивнул Кристоф.
Ага, ещё я тебе их расставлять буду, — Мэри усмехнулась и скинула все букеты на диван. Через пару секунд, она, впрочем, уже порхала вокруг и набирала в вазы воду из кулера.
Знаешь, кстати, кто в зрительном зале сидит? — между порханиями спросила Мэри.
Кристоф пожал плечами.
Жена Гарри. Ну, бывшая жена, если быть точной. Сидит там и не уходит, хотя Гарри уже минут двадцать, как уехал.
Кристоф вздохнул (невольно вспомнил, как Мэри когда-то радостно кричала «за сына Дэвида, за его будущее» и предлагала привезти Гарри подарок из Лондона, а теперь так спокойно говорит о его бывшей жене) и поджал губы.
Она, наверное, не знает.
Может быть, — Мэри кивнула, поправляя последний букет (не кабинет, а оранжерея). — Мне пойти и сказать ей?
Кристоф мотнул головой.
Я сам скажу. Спасибо тебе. И за букеты тоже.
Мэри улыбнулась, кивнула и скрылась за дверью.

Кристоф знал, что бывшую жену Гарри зовут Саманта, знал, что они с Гарри развелись несколько лет назад, и знал, что недавно они виделись снова (театр слухами полнится, как бы ты ни старался пропускать эти слухи мимо ушей). Кристоф не очень представлял, с чего начнёт разговор (может, Мэри вообще ошиблась) и стал уже сомневаться, что ему стоило вызываться сказать Саманте, что Гарри уже уехал.
Кристоф собирался сказать «добрый вечер», но Саманта начала говорить первая.
Улыбнулась, извинилась. Сказала, что всё было чудесно. Что она ничего не понимает, но ей нравится. Кристоф покачал головой (смахнул заготовленные «добрый вечер» и «к сожалению, если вы ждёте Гарри Пила, то он уже уехал») и сел рядом.
Не всегда важно понимать, главное чувствовать. Понимание иногда только со временем приходит.
Саманта опустила взгляд, начала разглядывать программку, а потом спросила, знает ли Кристоф, почему она здесь.
Ну, мне хотелось бы верить, что вы здесь, потому что вам был интересен спектакль, но, — Кристоф хмыкнул, — уже ваш вопрос намекает, что это не так.
Саманта подняла на него взгляд и слабо улыбнулась.
Это... — Кристоф моргнул. — Это была не совсем помощь. Мне действительно хотелось, чтобы он работал в моём театре.
Улыбка вдруг исчезла с лица Саманты, она посерьезнела и спросила (видимо, именно этот вопрос не давал ей спокойно уйти домой, а вовсе не то, что она ждала Гарри), что Кристоф думает, о...
О потенциале Гарри?
О том, хороший ли он актёр?
О том, ждёт ли его удачная карьера?
Ну, если бы я в него не верил, я бы его и не взял, — Кристоф усмехнулся, сложил руки перед собой, посмотрел на них, потом на сцену, потом снова на Саманту.
Сэм, верно? - он облизал губы и склонил голову набок. — Сэм, как в актёре, в нём действительно есть удивительный потенциал. Он в нем всегда был, просто раньше у Гарри не было возможности раскрыть его полностью, на самый максимум. Или он не хотел его раскрывать по какой-то причине. Я не знаю. Но сейчас у него есть все шансы стать выдающимся актёром. В общем-то, они всегда у него были...
Кристоф на секунду задумался и, в конце концов, добавил:
Но вы же, на самом деле, не о его актёрском потенциале хотите поговорить?

Отредактировано Christoph Ruppel (2019-05-04 19:58:08)

+5

14

ИЩУ СЕСТРУ

Talulah Riley

http://sd.uploads.ru/t/hQGU5.jpg

http://s3.uploads.ru/t/pmq83.jpg

✕ Имя
Джессика Шеридан

✕ Возраст
32

✕ Род занятий
на выбор, но точно не домохозяйка (придумайте что-нибудь классное!)

Описание:
Все знают, что мистер Стивенс бьёт свою жену – в многоквартирном кондоминиуме, стены которого чуть толще картона, такое скрыть невозможно. Все знают, что мистер Стивенс бьёт свою жену, пропивает свою и её зарплату, а в припадке белой горячки может пристукнуть о батарею маленькую дочь. Все знают, все осуждают и… Никто ничего с этим не делает.

Никто, кроме Долорес Шеридан.

Долорес стучит в дверь до сбитых костяшек. Долорес звонит во все известные социальные службы. Долорес вызывает копов. Долорес плачет на кухне, закрыв руками лицо, когда ничего из перечисленного не помогает. Когда через месяц мистер Стивенс решает пощекотать супругу ножом, Долорес даёт показания в суде.

«Всё будет хорошо, слышишь, Джессика? Ты не одна», - говорит Долорес.
Если у Джессики Стивенс и был когда-то ангел-хранитель, то им была бы она.

Джессика долго не может начать называть её мамой. Но Пэдди – кучерявый десятилетний мальчишка в дурацком свитере, убегающий (в прямом смысле) он всех неудобных вопросов – очень быстро становится для Джессики братом.
Тем самым братом, которого называешь придурком и от его выходок закатываешь глаза. Тем самым братом, который старше тебя на четыре года, но ты всё равно смотришь на него немного свысока.

В конце концов, до встречи с Долорес Шеридан у Джессики никогда не было настоящей семьи. Поэтому, когда Пэдди собирает вещи, чтобы уехать на соревнования – опять – она воспринимает это как личное предательство.

Наверное, она боится, что однажды он снова убежит и уже не вернётся. Но вряд ли она когда-нибудь скажет об этом вслух.

Любая гордилась бы тем, что её брат – олимпийский чемпион. Но Джессика Шеридан – не любая, и она только кисло улыбается, а на душе у неё скребут кошки. Колесо, которое раскрутил Пэдди, рано или поздно его же и задавит.
Оно со скрипом поворачивается, когда у Долорес находят рак.

Джессика обходит врачей. Джессика покупает лекарства. Джессика закатывает рукава и посвящает этому всю себя. И Джессика ни разу не плачет, по крайней мере тогда, когда её видит Пэдди – в семье должен быть хотя бы один сильный человек, и это явно не он.
Джессика не плачет даже на похоронах.
Джессика с её жертвенностью, с её всё-для-любимых и всё-ради-семьи, с её превозмоганием и адамантиевым скелетом иногда хочет изо всех сил двинуть Пэдди по лицу.

Пока Джессика тянет эту лямку за них двоих, Пэдди тонет на дне бутылки, вяло отмахиваясь от попыток себя оттуда выловить.

Пока достижения Джессики вытягивают её вверх, Пэдди с ослиным упрямством топит самого себя в болоте.

Когда ему протыкают ногу ножом в каком-то баре, Джессика, кажется, даже не удивляется.

- Никто не любит уродов, Пэдди, - вздыхает Джессика.

Пэдди неловко улыбается.

- Но ведь ты же полюбила.

Джессика может быть замужем, а может презирать институт брака. Может быть матерью двоих детей, а может быть убеждённой чайлдфри. Может любить мальчиков, а может девочек. Или даже мальчиков и девочек одновременно. Или даже вообще никого не любить. Неизменно только сказанное в заявке.
На внешности хотелось бы видеть Талулу (потому что она прекрасна!), но всё обсуждаемо, если вдруг что.

Пример поста

В лс.

Отредактировано Patrick Sheridan (2019-09-09 15:06:09)

+4

15

ИЩУ БЫВШУЮ ДЕВУШКУ

Kaya Wilkins / Anais Mali

http://s5.uploads.ru/t/fpaQF.jpg

http://s5.uploads.ru/t/cqYGW.jpg

Placebo feat. David Bowie - Without You I'm Nothing
(+ ♫ Slowdive - Alison)

✕ Имя
Алисон Тёрнер

✕ Возраст
33-34

✕ Род занятий
на выбор

Описание:

В отношениях один любит, а другой позволяет себя любить.
Патрик старается не думать об этом даже тогда, когда пьян.
Она - позволяла?
Алисон Тёрнер - позволяла ему? Любила ли?
Была ли?

Того, что было им - того, что было ей - того, что было ими - давно не существует, и Патрику некого винить в этом, кроме самого себя. В отношениях нет никакого "я", "ты", "меня" - есть "мы". Но это самое "мы"  споткнулось о тысячу "наверное", "может быть" и "не совсем", да так и не смогло подняться на ноги обратно.

Алисон откидывает назад мокрые пряди волос, тонкая ткань разлетающегося платья облепляет её ноги - улыбается входящему сообщению.

"Люблю тебя"
"Взаимно"

Они могли бы посоревноваться с героями любовных романов в степени блевотности своей романтики - перед началом соревнований Алисон отбиват Патрику короткое "удачи", хотя к лёгкой атлетике не питает и малейшего интереса, а Патрик забирает её на машине с работы. На Четвёртое Июля они устраивают пикник на побережье. По дороге домой Патрик никогда не забывает захватить пакет молока в круглосуточном.
У них всё хорошо - от такой приторности зубы болят. Пока у матери Патрика не находят рак.

Тонкая шелуха обещаний, показная самоуверенность, детская вера в то, что на одной только любви можно вывезти всё, что угодно - всё сходит слоем отмершей кожей, когда приходится столкнуться с реальностью в лице близящейся смерти.
Алисон трудно смириться с тем, что человек, с которым она делила кров, строила планы, мечтала о настоящей семье на самом деле - просто маленький мальчик, пытающийся убежать от ответственности и до последнего притворяться, что всё хорошо. И дело даже не в грёбаном спринте - это простое слепое непонимание правил и законов взрослой жизни.

Алисон трудно смириться с тем, что её так называемое терпение оказалось фикцией. С тем, что она - не та женщина, что будет держаться до последнего, не святая Тереза и не спасительница заблудших душ. С тем, что она слишком легко сдаётся, едва почувствовав малейший дискомфорт.
С тем, что ей проще отступить.

Хотя эта история вообще не о том, что просто.

Алисон думает - с неожиданным для самой себя тихим раздражением - о том, что только у него так бывает. Что только Патрик так может - растерять всё и сразу. И что с ним она в эту бездну спускаться без акваланга отказывается. С ним - не будет, ни за что.
Алисон.

Алисон колеблется, Алисон сомневается, Алисон смотрит, как самый безжалостный из судей - уверено, навылет. Алисон понимает, что всё кончено, когда Патрик заговаривает с ней о женитьбе. О детях.
Все знают, что такие разговоры заводят только тогда, когда ничто другое эти отношения реанимировать больше не сможет.

Патрик смотрит на неё как нашкодивший щенок, пытающийся выпросить прощение.
И Алисон жаль его, правда жаль - вот только на жалости ничего не построишь. А у жалости и любви слишком мало общего.

Дополнительно:
Эта история - о расставании. О том, как его пережить, как перешагнуть пройденный этап, как начать жить заново. Как наладить отношения до хотя бы криво держащихся дружеских, когда вы совершенно не понимаете друг друга. Поэтому да, заявка не в пару - не в настоящем. Но не в паре ведь тоже интересно играть, правда?
Пожалуйста, давайте никаких домохозяйств и ноготочков - у Алисон есть позволяющая твёрдо стоять на ногах работа, и она хорошо её делает.
На внешности хотелось бы видеть Каю или Анаис, но готов рассмотреть и какую-нибудь другую симпатичную мулатку.

Пример поста

Зелёный, зелёный, зелёный.
Овивающие стойку зелёные гирляндцы из закольцованных трилистников. Зелёная лепреконская шляпа на голове девчонки за соседним столиком - она (и девчонка, и шляпа) выглядит так, что не особо понятно, стоит ли её вообще пускать в бар. Зелёные огни иллюминации.
И чёртовы приставучие народные ирландские песенки, от которых зелень прорастает под кожей.
Пожалуй, слишком много зелёного на один вечер в баре.

Когда Пэдди говорит Алисон, что на день рождения пойдёт выпивать с друзьями, она говорит: "Хорошо".
Это очень нехорошее "хорошо". Очень красноречивое.
Алисон умеет быть красноречивой - жаль, не пошла в актрисы.

Джонатан пишет: "Прости, друг, сегодня никак не могу вырваться".
Кёртис говорит: "При всем уважении, Пад, но тебе бы завязывать с празднованиями в барах".
Курт вовсе не выходит на связь, падла.
Гадкий внутренний голос нашептывает - послушай, парень, надираться в собственный день рождения в гордом одиночестве, когда дома тебя ждёт любимая девушка это... Такое.
Джессике он вообще не звонит - у Джессики по её словам высыпает чесучая сыпь от сочетания толп громкоголосного народа и алкоголя. И ещё сестра называется.

Ну и чёрт с ними всеми, посидит разок один, ничего такого страшного не случится.
Две-три кружки и домой.

- Плесни мне ещё, раз уж у меня праздник, - бросает Пэдди в сторону бармена, кидая на стойку смятую купюру.

- У всех сегодня праздник, - флегматично откликается тот, с неохотой откладывая в сторону тряпку, которой только что протирал стаканы.

Стакан и тряпка, серьёзно? Что за барменские штампы?
Пэдди дружелюбно скалится (при желании можно принять за улыбку), почёсывая макушку.

- У меня вообще-то сегодня день рождения! Двадцать шесть лет - это не в тапки нагадить.

Кажется, парня за стойкой такая новость не особо впечатляет.
- Двадцать шесть? Я бы дал больше.

- Ну спасибо...

Первые две кружки он всегда выпивает залпом.
За спиной - взрывы хохота, весёлые крики, поздравления. За спиной - смешливые молодые голоса, не страдающие без компании на вечер. За спиной - искрящаяся и бурлящая жизнь, и Пэдди мог бы присоединиться, нырнуть в неё, если бы не... Если бы не...
Пэдди думает - надо было сразу брать виски.

За спиной заверещала закладывающим уши визгом какая-то девчонка.
И, в общем-то, Пэдди срать хотел на то, что тут за девчонки и почему они верещат. И, в общем-то, Пэдди это совершенно не касается. И, в общем-то, Пэдди пришёл сюда выпить в одиночестве, а не поиграть в рыцаря на белом коне.
И, в общем-то, Пэдди не может спокойно посасывать своё пиво, наблюдая за тем, как какой-то мудак со слишком длинными патлами бьёт девушку за отказ пососать себе хер - ну или в чём там ещё она ему отказала.
И, в общем-то, Пэдди с удовольствием вцепился бы в эти патлы и повозил смазливую рожу незнакомца по стойке.

Но Пэдди говорит себе - на хуй, никакой агрессии.
Никакого самоуправства.
Только мир, дружба и розовые, мать их, пони.

Поэтому он подходит к парню, припечатывает его ладонью по плечу и спокойно - настолько, насколько попытка перекричать музыку в баре может быть спокойной - говорит:

- Эй, парень, да ты набрался не на шутку! Тебе лучше выйти на улицу продышаться. Святой Патрик явно не был бы доволен тобой, правда?

Отредактировано Patrick Sheridan (2019-07-12 14:30:46)

+2

16

ИЩУ ОТЦА

  Park Sung Woong

http://s3.uploads.ru/t/nhmWf.jpg

http://s8.uploads.ru/t/SAWw2.jpg

✕ Имя
Чхве Джин Хо / Choi Jin Ho

✕ Возраст
42

✕ Род занятий
кардиохирург

Описание:

Предупреждение: вертикальный инцест.

Ты человек сильный, уверенный в себе, харизматичный. Отличный врач и образцовый отец (есть сын Тэ Джу). Ты давно овдовел, но не ищешь серьезных отношений, не планируешь жениться снова. Возможно, тебе хорошо и так, а может, ты все еще не справился с чувством утраты или не смог забыть Амелию, мою мать.

С Амелией, этнической кореянкой из Америки, ты познакомился на симпозиуме в Сеуле. Ваш роман был коротким, но страстным. Амелия забеременела, но не рассказала об этом, а вскоре и вовсе перестала выходить на связь.

Обо мне ты узнал недавно. Решил, что мне нужен отец, что стоит наладить отношения. И переехал в Нью-Йорк вместе с Тэ Джу.

Планы на основную историю:

Сейчас я люблю Фрэнка — очень зациклен на нем, сталкерю и считаю, что нас свела сама судьба. По идее, эта любовь закончится болезненным осознанием, что ничего не выйдет, и больницей (покушение/несчастный случай). Я буду в тяжелом состоянии, и Амелия решит, что не справилась с родительской ролью.

Я перееду к тебе. Первое время все будет очень сложно, а потом... потом станет еще сложнее, потому что все попытки выстроить нормальные родительско-детские отношения пойдут коту под хвост из-за неправильных, вовсе не отцовских чувств. К тому же будет много проблем в моих отношениях с Тэ Джу.

Планы на общефорумное ау:

Я живу в Огайо, куда ты переехал. О том, что у тебя есть еще один сын, ты даже не догадываешься.

Ты устраиваешься на работу в мою школу (в ау ты стал учителем, а не врачом), где мы и знакомимся. Я влюбляюсь и ищу встреч. Это взаимно, но ты не допускаешь и мысли о том, что можно сблизиться со своим учеником, подростком, до возраста согласия которого еще один год, а до совершеннолетия — три. Ты уверен, что справишься со своими неуместными чувствами, но что-то идет не так — ты напиваешься, а утром просыпаешься в одной постели со мной (напивался ты в гордом одиночестве, даже не подозревая, что у меня замашки сталкера и не слишком здравые представления о любви, что в тот день я был рядом). Произошедшее тебя пугает до чертиков, и ты начинаешь меня избегать, вести себя холодно.

На этом проблемы не заканчиваются. Ты сталкиваешься с Амелией, и она рассказывает о том, что у вас есть сын, предлагает познакомиться с ним на семейном ужине и наверстать упущенное. Стоит ли говорить, что семейная встреча проходит феерично?

Все становится еще хуже, когда Амелия заявляет, что пятнадцать лет заботилась обо мне и потратила свои лучшие годы, что больше тратить не намерена, что теперь забота обо мне  — это только твоя ответственность. Амелия очень быстро пакует чемоданы и оставляет тебя лицом к лицу с огромным количеством проблем и со мной, считающим, что для настоящей любви нет никаких преград.

Дополнительно:
Больше моих постов можно посмотреть у основного персонажа.

На данный момент я пишу посты регулярно и очень быстро, но не могу гарантировать, что так будет всегда. Хотелось бы игры или в быстром темпе, или в умеренном. Но могу подстроиться почти под любой, наверное. Не тороплю, понимаю, что есть реальная жизнь и все такое.

Размер моих постов в среднем около 2000 знаков. Может быть больше или меньше, как пойдет. Размер твоих постов меня особо не волнует, но слишком короткие и слишком длинные будут смущать, наверное. Для меня очень (!) важно, чтобы в постах соблюдалось единство наименований персонажей. Люблю писать в настоящем времени, но и в прошедшем пишу без проблем. От третьего лица.
А еще желателен фидбэк к постам (в плюсах, личке, где угодно).

Хорошо, если будем общаться, обсуждать персонажей и т.д. Не перевариваю любого рода дискриминации, так что, пожалуйста, без этого хотя бы в общих темах и в личке со мной.

Очень жду :3 регистрируйся и приноси пробный пост в личку :3

Пример поста

Рождество для американцев — это яркие огни, влюбленные, семьи, подарки, громкая музыка и вкусная еда. Рождество для Лиама — работающая сверхурочно Амелия, рыдающая в ванной Сара, которую вот уже несколько лет подряд бросают перед праздниками, полумрак, пустой холодильник, одиночество и фантазии о свидании с Фрэнком на ярких улицах Нью-Йорка. Так было в прошлом году. И в позапрошлом. И годом ранее.

Но не в этом.

В этом году Лиам решил, что жизнь не будет с ним просто случаться, что она станет его собственным проектом: под стеклянным куполом маленький домик с красивой мебелью, огородом, собакой и, конечно, с ним и Фрэнком. Лиам слышал, что если ты даришь макет дома кому-то, то ты предлагаешь построить любовное гнездышко вместе. Он решил, что вместо досок и клея превратит свою жизнь в тот особый дар для Фрэнка, означающий совместное и счастливое будущее. И Рождество в доме семьи Паттерсон — это один из тех маленьких кирпичиков, из которых будет выстроен фундамент для большой и светлой любви.

Лиам готовил подарок для Фрэнка долго и тщательно, с трепетом продумывая каждую деталь. Больше всего он гордился тем, что потратил только те деньги, которые заработал сам, выкладывая в интернете любовные комиксы за донейшн, а остальное сделал своими руками. В большой разноцветной коробке ждали своего часа японские острые чипсы со злым перцем на упаковке, пиво Kirin Ichiban, аккуратная открытка с добрыми пожеланиями и шерстяной горчичный свитер с красной пандой. На создание последних двух подарков Лиам потратил не один день. Открытку он украсил сухоцветами и красивым портретом Фрэнка, выполненным акварелью. Свитер тоже связал сам: с особой нежностью подбирал пряжу, нанизывал петли на спицы, зарывался лицом в уже готовое изделие.

К счастью, Лиам умел работать руками. Рукоделие и рисование — это то, что Сара любила больше всего на свете. Лиам с раннего возраста много рисовал, лепил, мастерил, шил и вязал, чтобы проводить с ней больше времени, чтобы она улыбалась, хвалила и гладила по голове. Был прилежным, усидчивым и действительно многому научился, силясь получить хоть крупицу тепла. Он не получил той душевной близости, что жаждало его сердце, но приобрел навыки, которые могли пригодиться в любви.

Лиам закручивал концы упаковочной ленты ножницами, и ему с прежним детским отчаянием хотелось, чтобы Фрэнк улыбался, хвалил и гладил по голове. Хотя бы в качестве ответного подарка на Рождество. Ведь это не так много, правда? Лишь несколько добрых слов, прикосновений, взглядов... разве запасы Фрэнка иссякнут, если он хоть немного поделится этим с Лиамом?

Закончив с подарком, Лиам положил в герметичный контейнер пулькоги — говядину, приготовленную по корейскому рецепту. Готовить это блюдо его научила Амелия. Наверное, это единственное, что они делали вместе. Как семья.

Подарок действительно был продуман с учетом предпочтений Фрэнка: он любил мясо, острые чипсы, пиво, красных панд и желтый цвет. У Лиама это даже было записано в специальном блокноте, в котором он прятал милые детали и важные факты из жизни Фрэнка — все, что удавалось узнать.

Для остальных подарки были гораздо проще: шерстяные носки с котиками и какие-то японские и корейские сладости по мелочи. И духи для Нэнси, которые передала Сара.

До дома Паттерсонов Лиам добрался лишь поздно вечером. Он решил переночевать там, чтобы помочь утром с приготовлениями. Фрэнка не увидел, но расстроился не сильно, ведь им предстояло провести весь праздник вместе. Ночь была беспокойной: волнение мешало спать, а мысли о том, как все пройдет, как отреагирует на подарок Фрэнк, крутились в голове подобно доставучим летним комарам.

Уснул Лиам только под утро, за пару часов до будильника. Но после пробуждения все еще был весьма бодрым, взбудораженным и суетливым. Он сразу отправился на кухню, чтобы помочь Нэнси приготовить салаты и хоть немного избавиться от излишков энергии.

— Доброе утро, — сказал он Фрэнку, когда тот появился в дверном проеме кухни, и улыбнулся. — С праздником!

Он несколько минут с наслаждением любовался уютным, утренним Фрэнком, а затем стыдливо опустил взгляд на свои руки, на морковные кубики и на подрагивающий от волнения нож.

Отредактировано Liam Kim (2019-04-18 11:54:00)

+2

17

ИЩУ БРАТА

Kwak Dong Yun

http://sg.uploads.ru/t/LCtsi.jpg

http://sd.uploads.ru/t/2wLVN.jpg

✕ Имя
Чхве Тэ Джу / Choi Tae Ju

✕ Возраст
17

✕ Род занятий
школьник

Описание:

Ты всегда был самым важным человеком в жизни нашего отца. Ты из кожи вон лез, чтобы стать лучшим сыном, лучшим учеником, лучшим из лучших во всем, что ты делаешь. И у тебя получалось.

Когда ты узнал о моем существовании, твой идеальный мир начал разрушаться: отец изменял матери, когда та еще была жива, отец решил позаботиться обо мне и настоял на переезде в Америку, отец начал уделять мне времени даже больше, чем тебе. Отец оказался не таким, как ты думал, а его любовью теперь приходилось делиться. И это было несправедливо — ты искренне верил, что я не должен был появляться на свет, что я не достоин быть частью этой семьи. И ненависть ко мне росла с каждым днем.

Когда я переехал к вам, ты начал превращать мою жизнь в ад. Я всегда был слишком ранимым, слабым, и это делало тебя злее. И, когда отец принимал мою сторону, ты придумывал все более изощренные и жестокие способы поиздеваться.

А потом ты начал подозревать, что со мной что-то не так, что интерес отца ко мне очень сильный. Ты начал наблюдать за нами, пытаясь разобраться в происходящем, и однажды узнал, что наши отношения с отцом интимные, близкие, как у любовников. Твой мир рухнул во второй раз.

Твой характер испортился еще сильнее. Теперь с этой отчаянной злостью приходилось сталкиваться не только мне, но и отцу - он окончательно превратился в предателя в твоих глазах.

***
На самом деле, я не знаю, какими в итоге станут эти взаимоотношения. Возможно, мы найдем общий язык. Возможно, ты сотворишь со мной что-то настолько ужасное, что поставит крест на твоих взаимоотношениях с отцом. Меня устроит все. Можно будет даже реализовать оба варианта — в основной истории и в общефорумной альтернативе.

Дополнительно:

Больше моих постов можно посмотреть у основного персонажа.

На данный момент я пишу посты регулярно и очень быстро, но не могу гарантировать, что так будет всегда. Хотелось бы игры или в быстром темпе, или в умеренном. Но могу подстроиться почти под любой, наверное. Не тороплю, понимаю, что есть реальная жизнь и все такое.

Размер моих постов в среднем около 2000 знаков. Может быть больше или меньше, как пойдет. Размер твоих постов меня особо не волнует, но слишком короткие и слишком длинные будут смущать, наверное. Для меня очень (!) важно, чтобы в постах соблюдалось единство наименований персонажей. Люблю писать в настоящем времени, но и в прошедшем пишу без проблем. От третьего лица.
А еще желателен фидбэк к постам (в плюсах, личке, где угодно).

Хорошо, если будем общаться, обсуждать персонажей и т.д. Не перевариваю любого рода дискриминации, так что, пожалуйста, без этого хотя бы в общих темах и в личке со мной.

Очень жду :3 регистрируйся и приноси пробный пост в личку :3

Пример поста

Рождество для американцев — это яркие огни, влюбленные, семьи, подарки, громкая музыка и вкусная еда. Рождество для Лиама — работающая сверхурочно Амелия, рыдающая в ванной Сара, которую вот уже несколько лет подряд бросают перед праздниками, полумрак, пустой холодильник, одиночество и фантазии о свидании с Фрэнком на ярких улицах Нью-Йорка. Так было в прошлом году. И в позапрошлом. И годом ранее.

Но не в этом.

В этом году Лиам решил, что жизнь не будет с ним просто случаться, что она станет его собственным проектом: под стеклянным куполом маленький домик с красивой мебелью, огородом, собакой и, конечно, с ним и Фрэнком. Лиам слышал, что если ты даришь макет дома кому-то, то ты предлагаешь построить любовное гнездышко вместе. Он решил, что вместо досок и клея превратит свою жизнь в тот особый дар для Фрэнка, означающий совместное и счастливое будущее. И Рождество в доме семьи Паттерсон — это один из тех маленьких кирпичиков, из которых будет выстроен фундамент для большой и светлой любви.

Лиам готовил подарок для Фрэнка долго и тщательно, с трепетом продумывая каждую деталь. Больше всего он гордился тем, что потратил только те деньги, которые заработал сам, выкладывая в интернете любовные комиксы за донейшн, а остальное сделал своими руками. В большой разноцветной коробке ждали своего часа японские острые чипсы со злым перцем на упаковке, пиво Kirin Ichiban, аккуратная открытка с добрыми пожеланиями и шерстяной горчичный свитер с красной пандой. На создание последних двух подарков Лиам потратил не один день. Открытку он украсил сухоцветами и красивым портретом Фрэнка, выполненным акварелью. Свитер тоже связал сам: с особой нежностью подбирал пряжу, нанизывал петли на спицы, зарывался лицом в уже готовое изделие.

К счастью, Лиам умел работать руками. Рукоделие и рисование — это то, что Сара любила больше всего на свете. Лиам с раннего возраста много рисовал, лепил, мастерил, шил и вязал, чтобы проводить с ней больше времени, чтобы она улыбалась, хвалила и гладила по голове. Был прилежным, усидчивым и действительно многому научился, силясь получить хоть крупицу тепла. Он не получил той душевной близости, что жаждало его сердце, но приобрел навыки, которые могли пригодиться в любви.

Лиам закручивал концы упаковочной ленты ножницами, и ему с прежним детским отчаянием хотелось, чтобы Фрэнк улыбался, хвалил и гладил по голове. Хотя бы в качестве ответного подарка на Рождество. Ведь это не так много, правда? Лишь несколько добрых слов, прикосновений, взглядов... разве запасы Фрэнка иссякнут, если он хоть немного поделится этим с Лиамом?

Закончив с подарком, Лиам положил в герметичный контейнер пулькоги — говядину, приготовленную по корейскому рецепту. Готовить это блюдо его научила Амелия. Наверное, это единственное, что они делали вместе. Как семья.

Подарок действительно был продуман с учетом предпочтений Фрэнка: он любил мясо, острые чипсы, пиво, красных панд и желтый цвет. У Лиама это даже было записано в специальном блокноте, в котором он прятал милые детали и важные факты из жизни Фрэнка — все, что удавалось узнать.

Для остальных подарки были гораздо проще: шерстяные носки с котиками и какие-то японские и корейские сладости по мелочи. И духи для Нэнси, которые передала Сара.

До дома Паттерсонов Лиам добрался лишь поздно вечером. Он решил переночевать там, чтобы помочь утром с приготовлениями. Фрэнка не увидел, но расстроился не сильно, ведь им предстояло провести весь праздник вместе. Ночь была беспокойной: волнение мешало спать, а мысли о том, как все пройдет, как отреагирует на подарок Фрэнк, крутились в голове подобно доставучим летним комарам.

Уснул Лиам только под утро, за пару часов до будильника. Но после пробуждения все еще был весьма бодрым, взбудораженным и суетливым. Он сразу отправился на кухню, чтобы помочь Нэнси приготовить салаты и хоть немного избавиться от излишков энергии.

— Доброе утро, — сказал он Фрэнку, когда тот появился в дверном проеме кухни, и улыбнулся. — С праздником!

Он несколько минут с наслаждением любовался уютным, утренним Фрэнком, а затем стыдливо опустил взгляд на свои руки, на морковные кубики и на подрагивающий от волнения нож.

Отредактировано Liam Kim (2019-06-07 15:08:02)

+2

18

ИЩУ БЫВШУЮ СТУДЕНТКУ

Imaan Hammam

http://sd.uploads.ru/t/Cg2YZ.jpg

http://sd.uploads.ru/t/JBjny.jpg

✕ Имя
Janis Wallace // Дженис Уоллес (фамилию можно поменять)

✕ Возраст
22

✕ Род занятий
танцует где-то там

There's a lady who's sure all that glitters is gold
And she's buying the stairway to heaven

Описание:
Проблема Дженис Уоллес даже не в том, что она слишком хорошо знает, чего хочет - от людей и в целом от жизни. Проблема Дженис Уоллес в том, что хочет она с безотлагательной самоуверенностью и (желательно) вотпрямщас.
Проблема Тома в том, что где-то на середине второго года обучения Дженис решает, что хочет его.
А ещё в том, что он не сумел вовремя отказать. Да и, пожалуй, не захотел.
От Дженис Уоллес трудно отвязаться даже при большом желании.

На тридцатилетие Дженис дарит Тому кружку с надписью "big boss". Том приподнимает бровь и уточняет: "Ты же понимаешь, что это не слишком подходящий подарок преподавателю?". Дженис мило улыбается.
Том не уверен, что это подарок именно на день рождения (чертова мамаша думала чем-то не тем, когда родила его в Валентинов день). Том вообще ни в чём не уверен, кроме того, что "роман Уоллес и Ньютона" стал главной темой для шуток примерно 80% процентов студентов, да ещё и преподавательского состава. К счастью для Тома, никто из них не подозревает о том, что в шутке, как водится, есть только доля шутки, иначе... Ну такое.

Роман с собственной студенткой - это пиздец. Даже для Тома. Особенно для Тома, репутация которого ни среди своего курса, ни в школе Тиш в целом никогда не была незамутнённой.
Том морщится и склоняет голову набок: "Ты же понимаешь, что если кто-то узнает, то меня уволят нахер?". Дженис пожимает плечами и откусывает кусок яблока.

Ну да, у Дженис нет работы, приближающейся семимильными шагами к пубертату дочери и законодательно закреплённых обязательств. Ну да, Дженис, в общем-то, плевать хотела, узнает ли кто о них и что потом будет.
Ещё одна проблема Дженис Уоллес заключается в том, что она совершенно не смотрит в перспективу - ей нужно здесь, сейчас и побольше, побольше.
Если так подумать, у Дженис Уоллес вообще дохрена проблем - проблем, с которыми разбираться вечно приходится кому-то другому.

Когда Дженис выпускается и - предсказуемо - остывает к идее бодрящего экзотического мезальянса с человеком на десять лет старше, Том вздыхает с облегчением и примесью сожаления. Но облегчения тут, несомненно, куда больше. Не тут-то было.
Том как-то слишком быстро забыл о том, что все свои проблемы Дженис Уоллес с удивительной лёгкостью превращает в общие.

Дополнительно:
Дженис видится мне этаким генератором вообще абсолютно любого толка неприятностей - начиная со звонков с подвываниями в три часа ночи и заканчивая сомнительными увлечениями, из последствий которых её постоянно должен выпутывать кто-то другой. Дженис видится мне, пожалуй, слишком самоуверенной девушкой, которая знает все свои достоинства и умеет ими грамотно пользоваться. И нет, я сейчас даже не о сексе - ну, или не только о нём.
Заявка не в пару, по крайней мере, не в настоящем времени (но у нас всегда есть флешбеки и старое-доброе sexual tension), скорее во взаимоотношения в духе комедии положений, которые при желании можно вывести во что-то околодраматичное, если желание будет, конечно.
Пишу от 3 до 11 тысяч знаков, третье лицо, настоящее время, птица-тройка - по ситуации (сам не использую, но могу подстроиться под соигрока), периодически могу провисать, но всегда возвращаюсь. Ни в коем случае к себе не привязываю.
Связь - гостевая, лс, телега.

Пример поста

Иногда - очень редко, в рамках вечера самобичевания, который он устраивал себе где-то раз в полгода, чтобы не слишком расслабляться - Том задумывался над тем, что он, возможно, так себе преподаватель и так себе человек в целом.
Иногда - ещё реже, в совсем уж мрачном состоянии, которое посещало дай Бог раз в год - Том задавался вопросом о том, как его вообще люди терпят. Будь он на их месте, он бы уже давно придушил нахер.
Возможно, в этом и проблема.

К счастью, подобные озарения посещали его редко - с Томом в таком состоянии коммуницировать было ещё сложнее, чем с Томом-нормальным.

Том опирается ладонями о сцену, подтягивается на руках, устраивается поудобнее, подсунув под себя ногу в стоптанном кеде. Невозмутимо тянется за валяющимся неподалёку рюкзаком. Отхлёбывает глоток чая из термоса, подаренного Джерри на прошлое Рождество - исцарапанное чудовище из комиссионного магазина, криво залепленное отходящими наклейками с каким-то зверьём. Отставляет термос в сторону, трёт ладонь о ладонь.

Что ж, мистер герр Руппель явно ждёт от него какой-то реакции.
Что ж, кажется, герр Руппель не слишком доволен сложившейся ситуацией.
Что ж, кажется, Том опять проебался.

- Послушайте, ребята, - начинает Том, вскинув руки в примирительном жесте. - Я, типа, всем доволен. Вообще никаких проблем.

"Звучит не слишком убедительно", - комментирует эту реплику внезапно проснувшийся внутренний голос.
В повисшей тишине Том тяжело вздыхает, разрубая этим вздохом неловкую паузу.
Окей, должно быть, от него просят объясниться подробнее.
Возможно, стоит даже извиниться.

- У нас тут вышло... Недопонимание. И я, наверное, немного перегнул. Признаю. И извиняюсь перед всеми, кого это могло задеть.

Том думает: "Ну, я же извинился перед той девочкой, которая в ответ на "тупую овцу" убежала рыдать в туалет".
Том думает: "Ну, я же не только орал и всех строил".
Мэри, например, ему очень понравилась. Очень грациозная женщина. Он даже успел на пару минут влюбиться.
Ох, Мэри...
Ну да ладно, речь не о ней.

Речь о том, что скупых похвал и скомканных извинений тут, скорее всего, недостаточно - это не его студенты, которым в любом случае делать нечего и приходится смириться с фактом. Актёры взрослее. Актёры наглее. Актёры явно не в восторге от сложившейся ситуации - и, в отличие от неопытных малолеток, молчать не будут. Актёры уже не молчат.

- Понимаете, это вообще не камень в ваш огород. Вы мне нихера плохого не сделали, чтобы без причины вас заёбывать. Я просто... Ну, у меня такие методы. Я всегда так работаю. Я не могу вас заставить с этим смириться, но прошу о понимании. Не воспринимайте это слишком серьёзно. Можете просто как радиоэфир меня воспринимать, я не обижусь, - Том кривит край губ в претензии на одобряющую улыбку. - Я просто хочу, чтобы всё было круто, понимаете? С нихера круто не бывает, и вы не профессиональные танцоры, чтобы от вас чего-то такого требовать, но типа... Мы же тут для того и собрались?

Том разводит руками, как бы говоря, что сказать ему больше особо нечего.

- Даже не знаю, что тут ещё сказать. Мисс Ламберт?..

+6

19

придержана

ИЩУ МЛАДШУЮ СЕСТРУ

Cristin Milioti

https://funkyimg.com/i/2TSZY.gif

https://funkyimg.com/i/2TSZZ.gif

✕ Имя
Ханна Эйлин Макмэхон

✕ Возраст
29 лет

✕ Род занятий
психолог или психотерапевт

Описание:
Ханна добрая, светлая и веселая девушка. Она располагает к себе во всех смыслах — всегда выслушает и поймет, всегда поддержит и ободрит. Спросишь совета — поможет советом. Не решаешься что-то сделать — подтолкнет. Найдет плюсы в любой ситуации. Не будет лезть в душу, если попросишь оставить тебя в покое. Конечно, если ты не пришел к ней на прием.
Ханна не наивная, но верит в людей. Знает, что у каждого плохого поступка есть причина и редко на кого-то обижается. Нахамил мужчина в автобусе — видимо, он встал не с той ноги, у него подгорел завтрак и сегодня важное совещание, на которое он придет голодный и невыспавшийся. Соседка любит устраивать скандалы — может, ей просто очень одиноко, и она таким способом привлекает внимание? Всё просто.
За внешней мягкостью Ханны, впрочем, скрывается стальной стержень. Она не отступится от своей цели, если уж решила что-то сделать. Она сможет дать отпор тому, кто грубо нарушает её границы, но при этом не будет держать зла на человека. Если, конечно, совсем её не довести.
А ещё Ханна наблюдательная и проницательная. Профессия требует уметь быстро считывать людей, хотя, выходя за пределы своего кабинета, она старается этого не делать. Зачем видеть в каждом потенциального клиента?
Вот только с личной жизнью у Ханны не очень складывается. Она не решается на близкие отношения, потому, что боится быть отвергнутой. Боится, что близкий человек её бросит, как когда-то бросила мама.

***

Своих братьев Ханна обожает и очень расстраивается, когда что-то у них идет не так. Чаще, конечно же, расстраивается из-за Тома, который планомерно и без устали пускает свою жизнь псу под хвост. Несколько раз она пыталась вправить ему мозги, но заметных результатов это не дало. Тогда Ханна решила, что просто будет навещать брата почаще и мягко, по-доброму вытаскивать его из той ямы, в которую он себя гонит. Она любит приезжать на выходных с пивом и пиццей и смотереть с Томом сериалы. Иногда даже мотивирует его приготовить нормальный ужин и с радостью в этом помогает. Что забавно, учитывая, что ни Том, ни Ханна готовить особо не любят.
К Колину Ханна приезжает реже — он не особый любитель таких посиделок. Зато они часто созваниваются.
Ханна до сих пор помнит сказки, которые Том сочинял для неё в детстве. Никто не знает, но у неё всё ещё хранится тетрадка, в которую она эти сказки записывала. Ханна надеется, что когда-нибудь будет читать их своим детям.

***

► Родилась и долго жила в Уотерфорде, Ирландия. Мать — известный издатель, отец — редактор спортивного журнала. Родители развелись, когда Ханне было почти три года. Сейчас Ханна живёт в Лондоне.
► Наверное, её единственную развод родителей подтолкнул к чему-то хорошему. Ведь именно попытки понять, почему ушла мама, и заставили её стать психологом.
► Единственная из семьи, кто во взрослом возрасте согласилась встретиться и поговорить с мамой.
► Пытается пить наравне с Томом, но пьянеет гораздо быстрее. В хмельном состоянии подбивает брата на решительные поступки. Например, позвать «ту девушку, которая улыбнулась ему в кафе» на свидание.
► Любит романтические комедии и иногда рыдает над счастливыми концовками.

Дополнительно:
Все важные моменты перечислены выше. В остальном биография полностью на ваше усмотрение. Я точно не буду стоять над душой и говорить, что нет, всё не так, я вижу персонажа совсем по другому (если, конечно, образ не будет прямо сильно противоположен описанному в заявке; но над душой всё равно стоять не буду). Имя можно сменить, а вот внешность всё-таки довольно принципиальна.)
Пишу посты 3000-5000 символов в среднем, от третьего лица. Не очень часто (раз в неделю), но стабильно. Не брошу, на эпизод не забью, с ролевой не уйду.
Если будут какие-то вопросы по персонажу — пишите в ЛС. Я поделюсь мыслями, цитатами из постов и горячей любовью. Мою анкету и посты можете прочитать из-под читательского аккаунта. Если будут идеи для эпизодов или просто желание пообщаться — тоже не стесняйтесь писать. Я добрый, вполне адекватный и очень жду свою любимую сестрёнку. Персонаж для меня, действительно, очень важный.

Пример поста

Будильник звенел в третий раз.
В третий раз Том, не двигаясь и не открывая глаз, ждал, когда песня закончится. Когда пройдет гитарный проигрыш, и Гиллан зайдется в безумном крике, повторяя «нет, нет, нет, о нет». Когда наступит тишина, и можно будет ещё на полчаса провалиться в успокаивающую дрему.
Пока Том не открыл глаза — день не начался. Пока день не начался — можно не думать о том, что будет дальше. Можно ещё полчаса убеждать себя, что всё в порядке и что всё само собой разрешится, пока он лежит в кровати.
«You’d better close your eyes and bow your head
And wait for the ricochet», — усмехнулся Гиллан.
Том только сильнее зажмурился.
Он думал о сегодняшнем дне с начала недели. С того момента, как Мелани позвонила и предупредила, что они с Бобом идут на книжную ярмарку (не «должны пойти» и не «надеюсь, что пойдете» — Мелани явно не рассматривала какой-либо другой вариант).
«Не уверен, что Боб на это согласится», — устало заметил Том.
«Он согласится», — коротко ответила Мелани и положила трубку.
И Том начал думать. Думать, искать нужные слова (не говорить о произошедшем, но дать понять, что ему важно то, что происходит), представлять, что будет делать и как себя поведет, чтобы Боб опять не послал его к черту.
«Я рад, что мы смогли увидеться», — говорил воображаемый Том воображаемому Бобу. Воображаемый Боб закатывал глаза и молча уходил.
«Я рад, что ты пришел», — говорил воображаемый Том, а воображаемый Боб отвечал, что это полностью заслуга Мелани.
«Я рад, что ты в порядке», — хотел сказать воображаемый Том.
«Я не должен был просить Ханну вмешиваться».
«Я не должен был молчать тогда».
«Я должен был всё понять и помочь».
«Прости».
Воображаемый Том застывал, глядя в глаза воображаемому Бобу («Прости меня, прости меня, пожалуйста, прости»). Воображаемый Боб качал головой и опять уходил.
Настоящий Том тяжело вздохнул и продолжил думать.
Джен смотрела на него с пониманием и сочувствием. Пыталась успокоить, повторяла, что всё будет хорошо (когда-нибудь точно будет хорошо) и что он может (что он должен) писать ей, если что-то пойдет не так.
Ханна пыталась объяснить, как лучше себя вести. Предлагала честно признаться Бобу, насколько Тому важно то, как друг себя чувствует. Предлагала сказать ему, что на Тома всегда можно будет положиться.
«Ложь», — хмыкал воображаемый Боб.
«Ложь, — соглашался Том. — Нельзя положиться».
Потому, что Том был хреновым другом (прав был Боб, что другом его никогда не считал). Потому что оказался твердолобым эгоистом. Потому, что предпочёл злиться и жалеть себя, вместо того, чтобы понять (ведь можно было всё понять), что с Бобом что-то не так. Потому что не смог помочь. Потому что не подумал, когда просил помощи у Ханны. Потому что из-за него Боб перестал общаться и с Джен.
И ещё с десяток таких «потому что», про которые Том вспоминал каждый день и в которых бы погряз с головой, если бы ему позволили.
Не позволяли. Но это тоже заставляло чувствовать себя виноватым.
Будильник зазвенел в четвертый раз.
Через полчаса начиналась ярмарка. Том и так уже опаздывал туда и не мог больше тянуть время. В конце концов, правы были Deep Purple — даже если ты закроешь глаза и спрячешься, тебя всегда может убить рикошетом.
Том вздохнул, открыл глаза и потянулся за телефоном.
На ярмарку он приехал где-то через час после открытия и сразу же принялся искать Боба. Секция C-3, где Боб должен был выступать, находилась между секциями D-4 и A-2, секция A-2 находилось недалеко от северного входа, но вся эта информация не давала Тому абсолютно никакого понимания, куда ему идти. Стоило бы позвонить Бобу, оставить сообщение в мессенджере или написать смс. Только Боб почти наверняка сбросил бы звонок и проигнорировал сообщение.
Мелани ведь сказала им быть на ярмарке, но не уточняла, что они должны общаться.
На самом деле, хорошо, что Боб сбрасывал звонки, а не пропускал их.
С тех пор, как он перестал общаться с Джен, Том стал ежедневно (иногда несколько раз в день) проверять фэйсбук-мессенджер просто чтобы удостовериться, что Боб был в сети. Что он жив, что не решил попробовать снова. Когда же Боб несколько дней не появлялся онлайн, Том судорожно набирал его номер. И только когда Боб сбрасывал звонок, успокаивался.
Какими же весёлыми были эти полтора месяца.
Но теперь, если Том всё не испортит, может, Боб вновь начнет с ним общаться. Хотя бы формально, хотя бы по работе. Хотя бы, чтобы Тому больше не пришлось нервно проверять мессенджер и ждать коротких гудков в трубке.
Хотя бы.
Если Том всё не испортит.
Пройдясь по экспо-центру в третий раз, Том, наконец, нашел нужную секцию. Боб уже стоял на небольшой сцене и слушал, что ему говорит какой-то мужчина в костюме и шляпе с желтой лентой (у мужчины было знакомое лицо, но Том в упор не мог вспомнить — кто это).
Конечно, — кивнул Боб, дождавшись, когда собеседник закончит фразу, — но вы помещаете в свою историю зеркало. Вы можете, если хотите, поместить туда десятки и сотни зеркал. Вы можете спрятать там хоть зеркало Людовика XV, читатель всё равно увидит в нём только себя. Умнейший читатель преломит отражение тысячекратно. Но даже ваш умнейший читатель тысячекратно преломляет собственный опыт. Тысячу раз читает не вас, а себя. Видите: писатель умер не после того, как написал книгу. Он умер ещё до этого. А в этом случае не стоит ли нам всем ради экономии ресурсов просто убить себя сразу? — Боб взмахнул рукой, словно собираясь продолжить свою мысль. Помолчал пару секунд, потом развернулся и ушел со сцены, оставив собеседника и зрителей в совершенном недоумении.
Чёрт!
Хотя, с другой стороны, Боб хотя бы говорил.
Пока ведущий, неловко улыбаясь, предлагал зрителям послушать следующего автора, Том кинулся догонять Боба. Нашел его около столика с закусками и шампанским в вип-зоне.
Боб, — окликнул, подходя.
Как Том должен себя вести, чтобы Боб не послал его к черту?
Он так долго думал, подбирал нужные слова и пытался понять. Он так долго перебирал все возможные варианты развития ситуации. Он так долго готовился.
Вот только, когда дело дошло до разговора, выпалил самое глупое, бессмысленное и неуместное, что только мог:
С тобой всё в порядке?

Отредактировано Thomas MacMahon (2019-07-17 22:08:54)

+3

20

ИЩУ

Тут Джо Коул и Эндрю Гарфилд, рассмотрю ваши варианты

https://i.pinimg.com/736x/f7/64/36/f7643654a6da99bfb977325f39d7896c--joe-cole.jpg

https://funkyimg.com/i/2VC1K.png

✕ Имя
Джеймс ...

✕ Возраст
19-20

✕ Род занятий
студент Колумбийского университета

Описание:
Если откинуть все свои аргументы и просто дышать, несмотря на все мои ухищрения и долгую, скрупулезную работу над собой, в твоем присутствии мне кажется, что воздух свеж и приятен, и нигде опять не болит... Видимо, я все еще тоскую по нам. Но ты не узнаешь о моей зависимости, я буду прохладно тебе улыбаться и равнодушно отворачиваться первой. Мы ведь в прошлом друзья. Ты помогал в самый сложный период моей адаптации в школе, а я за это всегда готова была поделиться мудрым, по твоим словам, советом. Так уж случилось, что из нас двоих я всегда отвечала за рациональную, а ты - за эмоциональную составляющую нашего тандема. Но, знаешь, я думаю, что в какой-то момент я сорвусь, и мне придется тебя удивить.
Помнишь, как тогда, в младших классах, ты был для меня единственным, тем самым, кто не считал меня никчемной? Мама, казалось, стеснялась меня, невзрачного блёклого лягушонка, и всю свою любовь дарила яркой старшей умнице-дочке. Та безоговорочно признавалась всеми милее меня в сто раз, но ты почему-то был иного мнения на этот счет. Именно с тобой я вела себя естественно и не нелепо. Именно тебя обнимала так, словно ты был моим самым родным и близким человеком во всем мире. Так продолжалось лет до восьми. Потом насмешки твоих друзей и косые взгляды моих одноклассниц растащили нас по разные стороны гендерной детской психологии, наступила препротивнейшая пора взаимоизбегания и пристального наносного равнодушия, замораживающего сердца и делающего души суше, чем нужно. Но мы не сдавались, мы всё еще помнили, как приятно обнимать друг друга, когда становится очень уж плохо, как всё гадкое и злое отступает и рассыпается от одной только мысли - ты где-то рядом, и ты точно на моей стороне, что бы там ни случилось.
А помнишь, как лет в двенадцать мы как-то случайно остались одни в моей комнате (после Днюхи, кажется, как раз это было), и я попросила тебя не встречаться с той новенькой девочкой Клео, за которой все в твоем классе вдруг начали бегать, как стадо тупых баранов за миленькой белой овечкой? Ты сказал, что как раз хотел попросить меня о чем-то подобном, и мы поцеловались. С этого момента всё и пошло наперекосяк...
Ты ведь так и не дал мне обещание ни с кем не встречаться, поэтому я не могу назвать тебя предателем. Ты, наверное, просто искал мне замену, а я была вынуждена с этим мириться, ведь никого другого мне было не надо. Ты не представляешь себе, как это больно - жить и понимать, что ничем не сможешь отомстить, ведь опуститься до принудительной измены своему собственному сердцу я просто не умею. Не хочу и пытаться. Не хотела. А ты? Ты, наверное, надеялся найти свой путь, на котором не будет меня. Ведь я и правда была тогда так себе краля. Неуклюжая, ничем особенным не примечательная, забьюсь себе тихо в дальний угол и сижу мышью, на других поглядываю, наблюдаю помаленьку да помалкиваю до поры. Всё это клубится во мне, бродит, чем-то едким попыхивает и незаметно оседает на самое дно - чем не амортизирующая подушка безопасности на будущее?
Пожалуй, было слишком много слоев у этой подушки. Возможно, и из серии "сама придумала - сама обиделась", куда ж у нас, девчонок, без такого? Зато как только ты от меня "отлип" (словечко, которое я однажды услышала из уст своей недоподруги) - так и успех у тебя среди сверстников появился. Да и меня оставили в покое, перестали ёрничать и припоминать наши с тобой детские "шашни". Казалось, мы отдалились друг от друга до предела, стали почти чужими, разве что имена друг друга еще помнили, хоть особо ими и не пользовались в обиходе. Меня даже девчонки твои беспокоить почти перестали. Ведь ты дольше месяца ни с одной из них и не гулял толком. Но вот однажды, уже в старших классах, когда я сажала цветы на клумбе, ко мне подошел сын маминой знакомой, владелицы ресторанного дворика, возле которого, собственно, та клумба и располагалась. Так уж вышло, что ты как раз проходил мимо и заметил, как парень на меня смотрит. Тебе что-то в этом взгляде не понравилось, и вы сцепились, не удосужившись даже дождаться, когда я уйду. Вот тогда-то я и поняла, что ты всё еще помнишь о нас, и до конца разрушить всё это не смог, как ни старался. Ты был груб в тот день, поэтому я поддержала не тебя. Я всегда была за справедливость, ты же помнишь. И тех, кого незаслуженно оскорбляют или обижают, я никогда не оставлю один на один с осознанием своей беспомощности. Слишком уж оно знакомо мне, это осознание.
Так мы стали врагами. Хотя временами мне кажется, что я всё еще люблю тебя. Скажу больше - когда-нибудь чуть позже, наверное, я буду вспоминать тебя с благодарностью. Ведь ты - моя основа, фундамент моего я. Но я изменилась за эти два года. Я тогда все-таки смогла позволить поцеловать себя другому парню. Я даже смогла со временем принудить себя отвечать на его поцелуи. Думала, что это невозможно, но ошибалась. Ведь парень-то хороший, а я не царица Савская, чтоб нести себя выше гор и цены себе не сложить. Ему приятно - а я уж перетерплю как-нибудь. И не с таким свыкались.
Вот только ты почему-то обозлился на меня, стал чёрствый, как камень. С чего бы это, а? Ну, теперь-то и я время от времени получаю в спину от посторонних что-то вроде "стерва". Неожиданно, правда? Это я-то! Душа компании и главное солнышко года. Да, все мы меняемся. Я в последние несколько лет вообще превратилась в непредсказуемое, безропотно поддающееся перепадам настроения нечто. До сих пор недоумеваю, как так вышло, что я перестала хотеть быть для всех доброй, славной и милой, как моя пропавшая уже давно сестренка.
Так бы мы с тобой и разбежались, наверное, если б не одна на двоих мечта - уехать из родного Виннипега и поступить в Колумбийский университет Нью-Йорка. Там ведь живет твоя тётка, любезно согласившаяся этим летом потерпеть в своей квартире и меня, твою давнюю "подругу детства". Ты-то поступил, как нам теперь известно. А вот мне еще в колледже поучиться придется. Правда, колледж этот аккурат через дорогу от Колумбийского, так что не очень-то далеко мы и разбежались, по факту... Зато и там есть общежитие, если что, а значит я вас с твоей тётушкой своим присутствием напрягать больше не буду. А с тем парнем не сложилось всё же. Он изначально не одобрял мое стремление вырваться из Виннипега и попробовать  отдельно от всех понять, я вообще годна для чего-нибудь, кроме чисто физиологических функций, или нет.
Теперь я твёрдая, сухая и злая. Да и вообще, разная. Меня не пробьёшь. Попытаешься шутить надо мной - получишь фонтаны едкого сарказма в ответ. Да, на вид я действительно стабильно тебя не терплю. Надеюсь, всё так и останется: очень уж не хочется быть слабой в твоем присутствии и вызывать жалость. Пусть лучше это будет досада, злость, в идеале - ненависть, даже презрение, мне плевать. А неуверенность в себе я уже давно переборола, веришь?

Дополнительно:
Тут всё менябельно. Важно, чтобы возник азарт. Ну, и грамотность обязательна, да. Насчет постов не ограничиваю ни в чем. Можно листами, можно и строчками. Я совсем не против спидпостинга. Главное, чтобы цепляло за суть и не принуждало меня подчиняться необходимости высасывать из пальца оправдания тому, что всё произошло именно так, как вы описали. Могу от первого лица, могу от третьего. Нормально читаю от второго, но сама так не пишу. Обязательно пришлите в ЛС что-нибудь из своей игры, размер значения не имеет. Хорошо, если есть ВК.

Пример поста

Луи до сих пор не верит своему счастью: девчонки царапают на партах, малюют на дверях туалета в соответствующем месту контексте и вышептывают друг дружке со злой оглядкой на нее его имя, а он принадлежит только этой бледной поганке Луизе, мать ее Джонсон. И всю жизнь принадлежал, только стеснялся это признать. Значит, что-то в ней все-таки, есть? В ней самой, без привязки к кому бы то ни было? И сейчас, поднимаясь по трапу, она смотрит на него преданной (если это возможно) кошкой, ведь очень даже может быть, что они когда-нибудь да поженятся на зависть всем тем потаскушкам, что гонялись за ним, сколько Лью себя помнит. Вчера вообще говорили о помолвке. И даже не она начала!
"Мой милый, милый Джимми, солнышко, цветок... барашек... кысь?"
Короче, самолет на Нью-Йорк на данный момент в рейтинге самых удачных билетиков в жизнь.
Колумбийский университет... Мама говорит, что это диагноз. Мама давно так говорит, поэтому Лю не обиделась. Но документы подала еще в пять мест, хотя вряд ли верила, что на самом деле всерьез хочет учиться. Просто ей подсказали, что выбрать еще хотя бы два учебных заведения из категории "наверняка" будет разумнее, и Лью нравилось, как смотрит на нее тот, кто это подсказывал. Наиболее обнадеживающие у нее перспективы пока в женский колледж Барнард всё при том же Колумбийском, чтобы быть поближе к Джимми, ну и в родной Виннипегский, если Джимми вдруг тоже не пройдет в Америку. Потому, что Лю знает, как это бывает: столько раз в фильмах видела, что творится с парнями, когда они выходят из-под контроля в своих университетах. А ей хочется подольше быть самой главной и непререкаемой. Это чувство дурманит не хуже самого крепкого виски.
— Эй, Джимми, подъем, подлетаем!..

Громадина Большого Яблока впечатлила сразу, еще из иллюминаторов. Расплющив нос о ледяное стекло и едва сдерживая прыгающий солнечным мячиком в груди абсолютно детский восторг, Лю старалась всё же говорить тише:
— Охрене-е-еть, — безвыездная виннипежка умерла в ней с первым же звуком этой протянутой гласной. — Глянь, Джимми, глянь, Манхэттен!
Теперь она знала точно, что в Виннипег она вернется только за своими манатками и напутственным словом предков. Сейчас трудно сказать, что именно поразило ее так сильно, но Нью-Йорк влетел в ее сердце, не разбирая дороги, и снес всё на своем пути.

Вдова Кэтрин Бингли, единственная тетка Джимми по матери, встречала их в аэропорту уже куда-то опаздывая, а потому не особенно морщинилась фирменными американскими улыбками к вящей радости подростков. Не то, чтобы это означало, что она отнеслась к их прибытию недружелюбно, скорее скомканно, но на большее Лью и не рассчитывала. Показав им наскоро дом, их комнату и содержимое холодильника, Кэтрин быстренько умотала на работу, предоставив им полную свободу действий.
— Эй, милый, как насчет того, чтобы прогуляться по нашим будущим просторам? — оценив замечательные пружины матраса и гладкость почти что шелкового белья, выдохнула Луи, с наслаждением впечатывая в подушки свои раскинутые длинные руки.
— Даже так? — засмеялся Джим, чьё лицо, покрытое испариной, излучало ту степень всеобъемлющей милоты, от которой у Лю всегда замирало сердце. — Люблю твой правильный настрой. Пожалуй, это как раз то, что требуется после хорошего секса. Сколько там времени?
— Скоро пять.

Они начали, как типичные туристы, с Бруклинского моста, осторова Свободы и ночных огней Эллис Айленда, тем паче, что там рукой подать от района Двух Мостов, где жила Кэт. Не то, что запад Верхнего Манхэттена, куда надо было пилить на следующее утро на День открытых дверей CU, день, ради которого они, собственно, и приехали сюда на разведку.

Они боялись, что опоздали, что остальным, более пунктуальным абитуриентам всё рассказали и показали без них, и дальше придется самим во всем разбираться. Но нет. На территории "Коламбии" сновало настолько огромное количество волонтеров с флажками и табличками для таких, как они с Джимом, и так ярко повсюду кипела молодость, что  у Луизы случился эмоциональный коллапс еще до того, как она познакомилась с предназначением всего того бесчисленного для ее неподготовленного ума количества зданий, что были на территории университета.
"Боже, зачем мне это все... У Джима еще остались шансы, но я-то знаю, что не пройду..."
Она даже забыла поинтересоваться, где тут, собственно, тот самый Барнард-колледж, в который на данный момент она могла еще поступить. Теперь, бок о бок с умнейшими юношами и девушками этого города, этой страны и не только, ей казалось, что жизнь снова оставляет ее за бортом. Джим уже куда-то исчез, утек за толпой, продолжая, по-видимому, обращаться к ней через плечо. Уж сколько раз так бывало: вот они держатся за руки, а потом кто-то из них поправляет сумку на плече или волосы, или просто, воодушевившись чем-то, начинает активно жестикулировать (вот как сейчас и произошло с Джимми), и связь прерывается. И тогда надо второму просто поймать спутника снова. Но Луи, сознательно или нет, упустила этот момент и, оставшись одна и, к удивлению своему, облегченно выдохнув, наконец, призналась себе, что опять во что-то играет. Ее даже не беспокоило теперь, как сильно испугается Джимми, когда обнаружит, что позади другая девушка или парень.
О, вот и официальный гид, что-то вещает нормальным абитуриентам о Пулитцеровской премии и этих ступенях. Всё это здорово, конечно, но ей надо куда-нибудь свернуть. На обочину хотя бы, прочь из этого эпицентра броуновского движения цвета нации. О, вон туда, где все реже и реже, и есть лавочки. Луи надо прийти в себя и понять, с ней совсем всё или хоть что-то осталось. К Джимми хотя бы. Ведь должно же остаться?
Вслед проходящей мимо Луизе ничего не значащими птицами летят сквозные реплики, обращенные не к ней. "Политическая экономия и теория общественного устройства..." Эти слова лишь успокаивают своей тотальной непричастностью к чуждой политике и, судя по всему, этому миру разумных людей в целом девчонке.
Скамья чуть поодаль и напротив этой красной команды суровых парней пустует наполовину: ей есть место рядом с парочкой поедающих сэндвичи корейских котят-переростков.
Луиза вытягивает ноги и запрокидывает голову: пожалуйста, Джим, давай подольше.

Отредактировано Louise Johnson (2019-09-10 13:54:52)

+3

21

ИЩУ СТАРШУЮ СЕСТРУ

Clémence Poésy

http://s9.uploads.ru/t/KLt6y.jpg

http://s7.uploads.ru/t/bMpFZ.jpg

Jesus died for somebody's sins but not mine

✕ Имя
Justine André

✕ Возраст
33-35

✕ Род занятий
архитектор-урбанист

Описание:
У Жюстин всё будет хорошо - она знает, как правильно.
У Жюстин всё будет просто прекрасно - потому что Жюстин всегда знает, чего хочет.

Северин скрещивает руки на груди, смеётся (смех - фальшивый перезвон дешёвого рождественского колокольчика), когда спрашивает: "У тебя вообще есть слабости?"
"Разве что кофе и женщины".

Четвёртая чашка до обеда, сигаретный дым путается в светлых волосах, Жюстин склоняется над чертежами. Точит карандаши. Немецкий язык в её речи звучит органичнее французского, смог Берлина - ближе приморского бриза и крика марсельских чаек, мешающегося с клинописью сложносочинённых ругательств и запахом рыбы. Пун-кту-а-ль-ность, слышала о таком?
Жюстин опаздывает на каждую встречу на полчаса. Жюстин - чётко организованный, втиснутый в строгие рамки хаос.

Когда Северин впервые приводит Анатоля к Жюстин на двухдневной стыковке между благословенным Парижем и сладким токайским под флагами Рейхстага, Жюстин свистяще перекидывает через плечо "не стоит" в ответ на "рад знакомству".
Жюстин может быть резкой и болезненно-хлёсткой, как удар хлыста.

Жюстин приводит в дом Катрин, Бланш, Монику, но ни одна из них не задержится дольше, чем на месяц - потому что Жюстин знает, как правильно, потому что Жюстин слишком привыкла командовать и ставить встречи на своих условиях. Потому что Жюстин Андре трахается только с работой, а её ни одна женщина не сможет заменить - движения недостаточно сильные, прикосновения слишком плавные и смазанные, смываются с первым душем.

В семье она считалась дурнушкой (роль красивого ребёнка на рождественских праздниках всегда выполняла Северин), но умной. Дурнушкой, но самоуверенной и всегда готовой к обороне. Дурнушкой, которая протянет и всё вывезет. Ивон целует Жюстин за ухом, говорит "ты красивая". Жюстин смеётся - но не верит.
Дурнушка, но. Но.
Конечно, Жюстин никогда не будет винить в чём-то родителей и не расскажет на сеансе у психотерапевта о тех самых детских травмах, которые повлияли на всю её жизнь, потому что это для красивых и проблемных. Жюстин сильная, она вывезет. Призрак мёртвого отца не отпечатывается постепенно стынущим тёплым следом на соседней подушке. В берлинской квартире светло и холодно - Жюстин смакует мелкие излишества, которые даёт ей одинокая жизнь. Закуривает сигарету в постели. Закидывает ноги на кофейный столик. Оставляет раскрытые книги на полу корешком вверх.

Жюстин приводит в дом Софи и недвусмысленно указывает Северин на дверь (моя девочка не хочет слушать, как ты рыдаешь и кричишь в подушку по ночам). В Жюстин нет стеснения и сентиментальности - Жюстин сильная, она вывезет. С таким характером не получится мимикрировать под проявления нежной заботы, да она и не пытается.

Жюстин обещает заблокировать номер Северин и больше никогда не пускать её на порог, но потом всё же прощает.
Любовь Жюстин похожа на старое одеяло - чешет и колет, но всё же прогревает.

Дополнительно:
Факт: Жюстин живёт в Берлине. Жюстин может переехать в Нью-Йорк, приехать на время или вообще сидеть там, благо правила на Сити позволяют такие вольности - я не настаиваю ни на одном из вариантов и буду рада любому исходу.
Факт: Жюстин открытая лесбиянка и это принципиально, потому что гетеросексуальной я её не вижу.
Факт: Жюстин и архитектура идеально подходят друг другу, но если вы видите иначе, то это всегда можно обсудить.
Факт: Клеманс на внешности не то чтобы совсем уж принципиальна, но очень желательна. Готова обсудить варианты, но буду придираться.
Мою анкету можно посмотреть с профиля читателя, отвечу на любые вопросы, если таковые возникнут, обещаю любить, холить и лелеять.
Вместе Северин и Жюстин составляют крайне нежизнеспособный дуэт, потому что каждая выбрала свой способ стать для родителей худшим в мире разочарованием.
Стучитесь в гостевую, в лс или в телегу (выдам по первой просьбе), обязательно скиньте пробный пост.

*очень древний пост с маленькими буквами

в мире, конечно, есть вещи и похуже мдма.
но лучше — нет.

тяжёлый музыкальный бит пульсирует монотонной густой дрожью в висках, сдавливает голову, проламывает стенки черепа, как полую яичную скорлупу; неоновые огни мажут запястья и скулы красным. синим. фиолетовым. зелёным. солнечно-жёлтым.
если закрыть глаза, можно представить, как мимо проносятся дни и ночи, каждый человек — череда развоплощений и тень первого поцелуя своих родителей. если закрыть глаза, можно представить себя кем угодно. если закрыть глаза, можно представить себя где угодно — главная прелесть всех подобных заведений в их обезличенности. если перенести их в Ханой или Абу-Даби, то никто ничего не заметит, когда выйдет покурить. техно-клубы — летучие корабли, дрейфующие в ледяной бесцветной пустоте где-то по центру бескрайней вселенной.
спокойствие Северин монолитное, тягучее, всеобъемлющее, как медленно собирающаяся на водной ряби волна, постепенно накрывающая с головой. дзен-буддизм в обёртке желтой таблетки в форме звёздочки из упаковки медовых хлопьев на завтрак, мигающий осколками солнечных зайчиков ширящийся в груди шар из тепла и света с плакатов современных графических дизайнеров или какой-нибудь картины Кандинского. Северин смаргивает соль с кончиков ресниц, щерит белозубую улыбку в идущее мелкой рябью скуластое лицо Туве, проводит ладонью по ёжику волос. привет, ПРИВЕТ! я здесь! ладони щиплет тактильным голодом — привычное напоминание о том, что алкоголь и эйфоретики никогда нельзя мешать с одиночеством.
но зато и то, и другое прекрасно сочетается с женщинами.

у девушки с густо подведёнными глазами и тёмной помадой руки исписаны чернильными узорами татуировок - если тщательно, словно азбуку Брайля прощупывать кончиками пальцев, то можно почувствовать их рельеф (эмпатический взрыв под кожей от резкого желания дотронуться, прижаться ближе, срастись так тесно, чтобы не осталось ни миллиметра личного пространства). поцелуй смазывает бордовым пятном в уголке губ; Северин смеётся (смех похож на перезапись, порезанную на смысловые куски и растянутую в длительности до потери правдоподобия и сходства с оригиналом), утирая след обратной стороной запястья. на руке больше похоже на донорскую венозную кровь. тонкогубый мужчина в уродливом рождественском свитере с колючими ярко-рыжими торчащими во все стороны волосами окликает её по имени, она отмахивается огоньком сигареты — её знают все, а она не знает никого. вдох — дым расходится по легким, выдох — выпускает через ноздри. сигаретой не получается надышаться, никотина криически не хватает — пока они ждут такси у выхода из клуба, Северин закуривает вторую.

это не секс — это обнажённая до вскрытого нерва экстремальная эмпатия.

если бы Северин могла выбрать место, если бы Северин не хваталась за первую девушку как за зазывающую рекламную листовку, обещающую всего самого лучшего и ещё подарок для первого покупателя, если бы Северин могла сложить вязкий поток спутанных слов и потерянных смыслов, то это бы никогда не был Гропиусштадт — героиновые прозрения в зрачках Кристианы Ф. и слюдяной дождливый камень панельных домов.
если бы Северин вспомнила о том, что нет ничего хуже, чем оставаться на ночь, глотать горький дешёвый кофе утром, не зная, куда деть слова, второпях одеваться, кожей ощущая наслоения чужого пота, чужого дыхания, чужой грязи, прилипшей поверх собственной, то она бы вызвала такси — кивать в такт ближневосточным жизнеописаниям водителя и просить сбавить звук до минимума по дороге к студии в Митте, где можно упасть лицом в простыни и не думать, не думать, не думать ни о чём.
если бы Северин не просыпалась по ночам от чувства собственной беспомощности, — гулкая пустота внутри, выпотрошенное, использованное, отданное в расход тело, изъян, который необходимо закрыть, перекрыть чужими касаниями и не вспомнить, когда деперсонализированные, ненаправленные в конкретику движения отделят физику от метафизики, превратят в сплошной механизм без мыслей и желаний — то она не оказалась бы здесь.
если бы, если бы, если бы, Северин.

девушка с густо подведёнными глазами и тёмной помадой живёт за двумя железными дверьми — ключ в замке поворачивается со скрипом, неохотно, не желая впускать чужих в эту квартиру, в эту историю, в эту жизнь. своеобразное предупреждение. будет плохо. lasciate ogni speranza, voi ch'entrate. Северин злится, чувствуя себя нежелательным элементом — в этом времени, в этом контексте. навязавшей своё присутствие. в чём-то мучительно виноватой. падшей.
так ли чувствовала себя Беатрис, повисая на локте своего пропуска на любую вечеринку? тоже самое ощущение необоюдности происходящего, публичной мастурбации?
Северин не хочет об этом думать, соскребая все воспоминания о прошедшей ночи ногтями под выкрученным на максимум горячим душем.

Северин откидывает волосы назад, — подбородок упрямо взлетает вверх в попытке уродливого, кривого самоутверждения, в попытке показаться чуть жёстче и увереннее, чем она есть — поднимает с пола оставленную с ночи сумку, вытягивает сигарету. усмехается краем губ — тем самым, по которому проехались помадой.

— ah oui? — вопросительная интонация почти смазывается, так что звучит это скорее как утверждение. — что ж, в следующем месяце выступление. Тахелес. можешь заглянуть, если вдруг захочется.

Северин глубоко затягивается, подхватывает первый попавшийся стакан и наливает почти до самой кромки давно остывшую воду из чайника. внутри плавают белые хлопья накипи, похожие на таблеточное крошево. делает крупный глоток, коротко пожимая острыми плечами.

— пожалуй, я лучше выпью воды. спасибо.

+1

22

ИЩУ БЕАТРИЧЕ

Margot Davy

http://s9.uploads.ru/t/jQHnp.jpg

http://sd.uploads.ru/t/BVJ9K.jpg

You said when you were with me that nothing made you high.
We drank all night together and you began to cry so recklessly.
Baby, please, don't take my hope away from me.

✕ Имя
Beatrice

✕ Возраст
24

✕ Род занятий
модель, возможно где-то учится

Описание:

00.
Когда они встречаются впервые, Беатрис танцует на афтепати после девятой Шанхайской биеннале, покачивая бокалом шампанского в левой руке. Чёрная водолазка под горло, вытертые дизайнерские джинсы и тяжёлые, слишком большие для неё берцы с железными носами. У Беатрис тонкие запястья, а глаза светлые, светлые, светлые.
Тогда она ещё носит длинные волосы.
Кажется, она англичанка. Кажется, она родом из Бирмингема. Кажется, она совсем пустышка.
Кажется, она модель, кажется, её привёз сюда взрослый мужчина (отец?) (любовник?) (агент?), который сорит деньгами и часто хмурится.
Если честно, Северин на всё это как-то наплевать.

02.
Когда они встречаются во второй раз, Беатрис курит в Karlovy Lázně, подставив лицо под смазанное неоновое бокэ иллюминации и покачивая сигаретой в левой руке. Рукава летящего чёрного платья стекают к острым локтям, глаза слишком ярко подведены зелёным, волосы отстригла (ей идёт).
Анатоль спрашивает: можно я буду называть тебя Беатриче? (ему не идут такие вопросительные конструкции - с трудом получается поверить в их праведность)
Бе-а-три-че.
Кажется, она заключила контракт с местным агентством на следующие несколько месяцев. Кажется, ей забронировали двухместный номер неподалёку. Кажется, она несовершеннолетняя. Твою мать, ей семнадцать.

I.
Прага осенью - сплошь охра и батик, романтически-пошлые коннотации. В их номере пахнет уличной пылью и травкой - слишком много травки.
Беатрис очень плохо говорит по-французски, но старается, правда очень страется. Нежно тянет je t'aime, подражая интонациям Джейн Биркин, щурится на слишком ярком солнце, прикрывая ребром ладони русалочьи глаза, покачивает краешком юбки в левой руке. Перед рассветом кто-то смазывает по губам слабым поцелуем, едва уловимое касание - Анатоль или Беатрис?
Беатрис. Беатрис. Беатриче.
Беатрис смотрит на Анатоля как Моисей, разглядевший в терновом кусте лик Божий.
Северин думает о том, что потом ей, наверное, будет очень больно. Отстранённо. Нейтрально. Без жалости.

03.
В 2014 у Беатрис многотысячный инстраграм с синей галкой верификации; набегающие колонки лайков, километры однотипного текста в сердечках и дикпиках в dm (fashion model - persona agency - based in NY - cosmopolite - free spirit).
Беатрис делает глоток из бокала вина (она всё ещё не знает разницы между бутылкой за два евро и бутылкой за сотню), смеётся и говорит подруге о том, что у неё, наверное, депрессия. За океаном спокойно, до неё не доходит никаких вестей. Никаких старосветных драм. Никакого европейского снобизма.
Когда всё же долетает - осколочным ранением, отзвуком чужой контузии - она верит не сразу.
Она пытается дозвониться, но Северин, кажется, сменила номер телефона. Она пересекает тысячи километров, но её не пускают за порог.

II.
Беатрис не хочет думать об этом. Беатрис не хочет слышать об этом. Беатрис не хочет знать, но продолжает расковыривать - на открытке в Праге была цитата Кафки: «Любовь - это нож, которым я копаюсь в себе». Любит-не любит-всё-таки любит, сможешь угадать?
Покачивая лезвием бритвы, зажатым в левой руке, Беатрис старается не думать о том, что доходит до точки. Старается не вспоминать о том, кто её выгнал. Она не вернётся (она вернётся). Она не вернётся (она вернётся).
Беатрис обрастает комплексами и срывается в истерики. Смысл её пребывания на земле стремится к минимуму, декоративной роли. Ничего не умеет. Ничего не может. "Пустышка", - говорит Северин, когда Беатрис предлагает помощь. - "Ты вообще ничего о нас не знаешь".

04.
кажется, в Нью-Йорке Беатрис осела надолго. Кажется, она задержится ещё минимум на полгода. Северин не спрашивает о личной жизни. Северин не спрашивает о том, как у Беатрис дела и не следит за её активностью в инстаграме (Беатрис по-детски обидно, потому что она - да). Беатрис благоразумно не говорит с Северин о мертвецах.
Кажется, Северин всё ещё считает её пустышкой.
Перед рассветом поцелуи кажутся почти нематериальными - касание призрака, дуновение ветра.
Северин смеётся: "твой французский теперь даже можно терпеть".
Беатрис сонно щурится, покачивая сигаретой в левой руке.

Дополнительно:
Рефлексия, унизительные объяснения, задвинутые комплексы, самокопание, искусство, страдания, драматичные паузы, невысказанных слова, ну и, конечно, смерть - в общем, всё как мы все любим.
Я не буду требовать от вас задрачивания матчасти вплоть до мельчайших подробностей (хотя бы потому что от себя такого не обещаю), но отхождение от стереотипа о счастливых и богатых тупеньких моделях с очень лёгкой жизнью - это круто.
Заявка в пару, но это вообще ни на что не обязывает, у нас здесь свободная любовь, случайные связи и классический богемный бардак.
Пишу от третьего лица в настоящем времени, извращаюсь в неологизмы и повторы (повторы, повторы, повторы). Всеядна в вопросах оформления - число-лицо-время можете тасовать так, как вам будет комфортно.
Подробнее об особенностях взаимоотношений французских художников с британскими моделями и общих мертвецах всё расскажу в лс/телеграме.

Пример поста

см. выше

+2

23

ИЩУ ПАРНЯ С КАМЕРОЙ

Adrien Brody (обсуждаемо)

https://funkyimg.com/i/2VYEh.jpg

https://funkyimg.com/i/2VYEf.jpg

✕ Имя
Charles  Moore (например)

✕ Возраст
~39

✕ Род занятий
Телеоператор

Описание:
Ты тот, кого зрители не увидят, но тот, от кого зависит все. Ты волшебник кадра, сорвиголова, циник и практик, ты – всегда на передовой, в гуще событий, оторванные ноги как инфоповод, вот это все. Ты работаешь с разными репортерами, но чаще всего – со мной. Просто интересы похожие. Просто оба работаем сутками. Просто носатые должны держаться вместе.

Знаешь, когда двое проходят столько говна, как мы с тобой, они неизбежно становятся близки, как брат с сестрой. Только я пару раз приходила к тебе, чтобы вытрахать к чертям весь прошедший день из своей головы. Это было еще до, ты знаешь, Тома. Кажется, тогда ты был женат. Это не про измены, это про животных, которые выжили, и я под пытками не признаюсь в том грешке.

Ты застал меня двадцатипятилетней девчонкой из студии с тоской в глазах, и это ты снимал со мной мой первый международный сюжет.
Это тебя однажды потрепал мой черный русский терьер за шлепок по заднице (потому что слушать надо, когда на тебя рычат), и с тех пор ты ни разу не видел его на съемках.
Это с тобой мы снимали о работорговле и о йеменских женщинах, и еще полсотни сюжетов.
Это тебе я таскаю материал с гоу-про и твой любимый ядреный колд-брю: спорим, будет круто показать это с утра?
Это тебя можно разбудить в полночь, потому что Трамп оказался рептилоидом, и мы сразу поедем снимать.

Я не знаю, чем ты живешь, но если что случится – ты пиши, я все для тебя сделаю. В разумных пределах.

И да, я вообще ничего не имею против, если ты сорвешься посреди разговора и умчишь снимать что поинтересней: я сама поступила бы точно так же.

Дополнительно:
Если честно, это совсем не про отношения. Я жду тебя поиграть Tango, whiskey, foxtrot 2016 года военную журналистику, съемки в экстремальных условиях, в чужих культурах, в нигде, где только ты, я, худо-бедно говорящий на английском фиксер, и среда, готовая нас убить. Роль вполне могла бы быть женской, но вроде женщины не таскают камеры, и лишних истерик не хотелось бы. У меня посты примерно по четыре тысячи символов, настоящее время, третье лицо, 1-3 действия за пост, объемные неписи, в среднем 2-6 тыщ знаков в день могу выдать. Ну а ты просто дружи с головой, и мы поладим.

Пример поста

Славная Моника не в духе. Славная Моника учит венгерский. «Helló», «búcsú», «köszönöm», «Ön szívesen lát», «hol van a kórház?»  по сотому кругу, со слабым движением губ и напряжением в гортани от умлаутов: нужно довести фразы до автоматизма. Славная Моника заполняет тонны бумаг и в каждой безбожно врет, описывая себя как незамужнюю женщину, сотрудницу известного телеканала. Любой, хоть раз ее видевший, чует фальшь. Любой, хоть сколько-то претендующий называться другом Моники, знает – на самом деле она F-16, боевой Fighting Falcon, легкий истребитель ВВС США, или что-то очень похожее, по нелепой случайности засунутое в журналистское тельце. Самолет с позывным «Моника» сегодня заливает свинцом страховую.

Страховая в ответ заливает истребитель бетоном: чтобы вы или ваши родственники могли получить страховые выплаты при наступлении страхового случая, вам необходимо принять следующие меры предосторожности: не входите в зону протеста, не включайте камеру, не открывайте рот, чтобы не привлечь к себе внимания. То есть к черту новости. По журналистской-то страховке. Моника идет на таран и обещает, что вернется завтра. Возможно, с адвокатом. Адвокат скорее всего об ее угрозах даже не узнает, потому что славная Моника, конечно же, утрирует масштабы необходимых предосторожностей.

Славная Моника надеется, что венгерский «закон о рабстве», легализующий переработки до 400 часов в год, не пройдет, и все ее бюрократические мытарства зря. Потому что какой бы она ни выбрала посыл для трансляции, все выйдет плохо. «Венгров давят работодатели»? Ну у нас-то в США все нормально! «Профсоюзы отстаивают право работников на достойную оплату труда»? Да, но не раскрывает суть конфликта. «Профсоюзы протестуют против узаконенного рабства»? Да, но это кликбэйт и ни о чем. Моника вырисовывает в блокноте сложные схемы, пытаясь подобрать формулировку, пока едет домой на метро, и она хоть убей не помнит, почему отказалась от машины. Она что-то держала в голове с утра, когда оставляла ласточку на стоянке у дома, а потом застоялась в очередях.

К счастью, морзянка авиационного радиоэфира бьется в ее кармане пулеметной очередью, отражаясь на экране двумя словами: названием места да именем того, кого она считает своей парой. Память ярко и недовольно выдает вспышку: ты собиралась пить с Томом. Самое оно перед съемкой протестов в Венгрии: Helló, hol van a kórház? Крылатая машина бесшумно набирает высоту, заходит на вираж и на долгие секунды зависает неподвижно: женщина сходит на ближайшей станции и кардинально меняет маршрут.

***

Есть что-то глупое в том, чтобы идти в бар с любовником. Либо ты хочешь угостить его чем-то особенным, либо показать что-то крутое, либо лучше звать человека на собственную кухню, зажигать свечи и расслабляться под вино без чужих глаз. Вот снять кого-то на одну ночь или позволить снять себя – это другой разговор, бар для этого идеален. В данном же случае это просто место встречи. Чтобы не потеряться, не замерзнуть, не загрустить, если кое-кого перехватит срочный эфир или затянувшаяся репетиция. Да и место удачное - недалеко от этого театра, где работает Ньютон. «Freiheit», «Свобода». Интересно, насколько там свободны работники творческого труда? Надо будет расспросить, если представится случай, это важно.

Моника сверяется с бортовым хронометром, кивает, как Мессершмитт из документалки, и входит в пике, разворачиваясь боком в восходящем потоке воздуха у самой земли, чтобы проскочить в двери, как раз закрывающиеся за еще одной посетительницей. Стабилизатор рассекает воздух с монотонным гулом, который вполне можно принять за «Добрый вечер. Нет, спасибо, меня ждут» в ответ на вопрос барышни при входе. Ее ведь ждут? Она опоздала всего на двадцать минут. Он не мог ее не дождаться. F-16 ложится на курс, выискивая цель. Моника встряхивает головой и бодрит короткие волосы, примятые головным убором.

Червячок беспокойства и раздражения не успевает поднять голову, когда она видит, наконец, объект: светлая голова, вот этот особый разворот плеч, какому могут научить только годы в профессиональных танцах, и взгляд, которым можно стены прошибать; сам улыбается, непринужденно так болтает с какой-то девицей. Моника приветственно взмахивает рукой, пытаясь встретиться глазами, и ложится на бреющий полет. Ревности как таковой в ней нет: в конце концов, все взрослые люди, если вдруг чего, поскандалить и расстаться всегда успеют. Но все-таки что-то подзуживает ее изнутри: значит, стоило задержаться немного, как уже клеит другую. Ничего, и не в таких передрягах бывали. На подлете к столику F-16 начинает пристреливаться:

- Привет! – радостно машет она девице, высокой и большеротой, как диковинная птица. Выдать неудовольствие в такой ситуации — это признать, что ее достали шальной пулей, то есть позорище похуже, чем забыть с утра надеть брюки. Она прокручивается на месте, сбрасывая куртку, и кидает ее в дальний угол дивана поверх белобрысой томовой башки, которую она чуть позже точно открутит. Ключи в кармане сочувственно звякают о телефон, а Моника обозначает территорию трассирующими пулями: склоняется над Ньютоном как мадонна над младенцем, нежно подхватывает его под углы изящной челюсти кончиками пальцев и увлекает в поцелуй. От него пахнет куревом и нервотрепкой, застарелым ожиданием пиздеца, и этот запах щекочет Монике солнечное сплетение, заставляя против воли сиять. Она пробует тонкую нижнюю губу на вкус, слизывает остатки чего-то очень знакомого из уголков рта, смешливо отстраняется и опускает очи долу. Мурлычет Тому персональное приветствие. Прежде чем сесть, протягивает его собеседнице руку для пожатия, потому что если уж что-то идёт не так, то нужно срочно брать ситуацию под контроль:

- Моника Прайс, ЭнБи… - она смехом обрывает сама себя, понимая, что заработалась, поправляется: - В смысле, просто Моника.

Она крепко и аккуратно сжимает чужие пальцы в знак добрых намерений, закладывает мертвую петлю и протискивается к стене мимо Тома. Место откровенно говоря отстойное, но ей нужно «случайно» впиться ему в колено пальцами и прокогтить вверх по бедру, мысленно обещая оторвать и без того фантомные яйца, нужно на грани слышимости прошипеть ему в ухо, горячим дыханием вспарывая выбившуюся прядь:

- Времени зря не теряешь, Ньютон.

И конечно тут же мило улыбнуться несостоявшейся пассии своей пассии:

- Давно сидите? Том взял что-то ужасно вкусное, хочу такое же.

Отредактировано Monica Price (2019-08-04 10:18:49)

+3

24

ИЩУ АДВОКАТА ДЬЯВОЛА ПАПОЧКУ-ЛАПОЧКУ

Jeremy Irons (обсуждаемо)

https://funkyimg.com/i/2VYSS.jpg

https://funkyimg.com/i/2VYST.jpg

✕ Имя
Howard Price

✕ Возраст
63

✕ Род занятий
Частный адвокат

Описание:

Тебе не везло с Мониками. Сначала твоя учительница по математике, мисс Моника Уордворф, едва не потеряла твои документы перед выпускным экзаменом. Едва не сорвала твое поступление в Йель.  Ты не переживал. Ты был слишком уверен в себе, полностью доверял своему разуму и считал, что не пропадешь, потому что ты умнее 80% окружающих.

Потом соседка и любовь всей твоей жизни, Моника Итан, бросила тебя у алтаря, променяв на какого-то хиппи, и уехала курить травку во имя мира во всем мире. Ты переживал. Долго переживал, но пережил. Ты  ушел с головой в работу. Черт его знает, чего там было больше – природной дотошности, живости ума или желания доказать самому себе, насколько не права была первая любовь, но карьеру в «Milbank, Tweed, Hadley & McCloy» ты строил очень бодро.

Мало по малу ты брался все за более сложные дела, и в какой-то момент осознал, что не смог бы отмазать только Гитлера. Это преувеличение, но ты добивался существенного смягчения наказания известным в криминальных кругах личностям. И, естественно, получал за это хорошие деньги.  Тебе было уже около тридцати, когда ты случайно встретил в баре мудрую скво лет на десять тебя младше, которая тебя в итоге и захомутала. Или ты ее.

Свою дочурку ты назвал в честь той самой хиппи, Моникой. И зря, как чувствовал, что натерпишься. Нет, сначала все шло замечательно, ты круто ладил с девочкой (привет, это я), особенно после того, как она вошла в более-менее сознательный возраст. К моему совершеннолетию ты уже ушел из корпорации в частную практику и прихватил с собой десяточек своих самых денежных клиентов. Были там разборки или не были – тебе решать, но в любом случае ты вышел победителем, потому что семья твоя жила спокойно и сыто.

Я, кстати, пыталась тебе помогать и даже готовилась в Йель по твоим стопам. Но то дельце ты рановато мне показал. Я сбежала поступать в Колумбийский на журналистику, начхав на семейное дело, потому что морально была не такой гибкой, как ты. Ты проплатил обучение, потому что журналистское образование лучше, чем никакого, но все контакты со мной оборвал. Ты знал, что я приползу обратно, и ждал покаянной речи: в конце-концов мы очень хорошо общались.

Вот только я характером пошла в тебя и не приползла ни через неделю, ни через месяц, ни через год. А через четыре, после окончания университета, тебе пришлось класть меня в «санаторий»: я доучилась до нервного срыва и  без твоей чуткой руки нахваталась вредных марксистских идей. Ты не переживал. Считал, что я перерасту все свои мысли о всеобщем благе.

Сейчас ты живешь в небольшом домике в райончике типа Хьюлетт Нек – недалеко от Нью-Йорка, приятно, никто не беспокоит, но клиентам добраться просто. Ты все еще ведешь дела и все еще хорош. С матерью у вас замечательные отношения, у вас живет моя псина, тобой же и подаренная.  А я мотаюсь по городам и весям, но стараюсь заскакивать к вам хотя бы раз в неделю: я, видишь ли, тележурналистка с эфирами на всю страну. И тебе бы гордиться, но все наши разговоры сводятся к обсуждению кофе, пса и мамы, потому что как только мы затрагиваем что-то более сложное, мы неизбежно переходим на повышенные тона.

А еще ты мечтаешь выдать меня замуж и попробовать сделать крутого адвоката из внука, и эти разговоры тоже заканчиваются моим закатыванием глаз или твоими ударами кулаком по столу. Ни то, ни другое никуда не ведет: я, конечно, твоя девочка, но мне далеко не пятнадцать.

Дополнительно:
Папуль, очень жду тебя. Думаю, форуму пригодится еще один хороший адвокат, да и в преступном мире у тебя должны быть связи. Играть будем конфликт поколений, конфликт мировоззрений, конфликт двух близких и похожих людей.  Только представь, какое стекло будет в АУ, если мы окажемся по разные стороны баррикад! Тебя много в моей анкете, не стесняйся посмотреть ее с профиля читателя. От тебя хочу адекватности, грамотности и готовности пообщаться. От себя обещаю пост не реже раза в три дня, птицу-тройку и отсутствие отсылок к Боуи. Пишу примерно 4к символов, страдаю тягой к развернутым метафорам во весь пост, звезд с неба не хватаю, зато пишу стабильно.

Пример поста

Лучший способ расслабиться — это перезагрузка. Меняешь все: место, ритм, компанию, образ жизни, записываешь сообщение на автоответчик, в котором вежливо шлешь нахер редакторов, выключаешь телефон и просто делаешь все, что хочешь, пока не надоест. А в понедельник (что ты за человек, если способна отдыхать дольше двух дней кряду, когда в Африке умирают от голода дети?) возвращаешься в свою крысиную гонку свежей и отдохнувшей, с розовенькими, как у младенчика, щечками. Коллеги ржут еще три дня, но ты точно знаешь, что просто завидуют.

И вот, день икс настает. Моника понимает это по тому, что теперь ей нужен не только теплый душ вечером, но и холодный — с утра, и по тому труду, с которым она поднимается с пола душевой кабинки и оставляет ледяные струи за спиной. Она тут же отменяет запланированную на завтра встречу и бронирует номер на ночь с субботы на воскресенье в первом попавшемся отеле провинциальных Нью-Ебеней. Она понятия не имеет, чем там можно заняться, но в этом самая суть — просто расслабиться и плыть по течению. В блокнот с рабочими заметками переписывает адрес: примерно три-четыре часа езды. Без техники, конечно, будет не удобно, но иначе ей не получить желанного уединения. Задумавшись над пунктом о компании, Моника в нерешительности закусывает губу. Она знает двух совершенно волшебных мужчин, с которыми хочет провести время, и не может выбрать одного из них. Через три секунды ей надоедает ломать голову, и она полагается на случай.

Ломкие смуглые пальцы летают над виртуальной клавиатурой телефона:

06:10

Эй, Том! Собирай вещи, я краду тебя на уикэнд. Заеду через сорок минут :*

Монику совершенно не смущает раннее утро и не смущает, что последние три смски датированы маем, все они от Тома и проигнорированы. В конце концов, случай на то и случай, верно? Кроме того, они уже общались после того инцидента. Вроде бы. Девушка включает автоответчик и весело наговаривает:

- Привет, это Моника Прайс! Я буду недоступна пару дней. Оставьте сообщение, все решим в понедельник. Удачных выходных! — голос улетает на сервера AT&T, телефон благополучно выключается, а сама Прайс в это время уже натягивает узкие рваные джинсы и застегивает легкую джинсовую куртку поверх плетеного топа. Собирать дорожный набор не нужно, он и без того собран. Мыльно-рыльные одинаково нужны хоть в Париже, хоть в Оклахоме, хоть в Дели, как и смена белья и мини-аптечка. Она просто меняет рабочие футболки на более романтичные летящие кофты, открытые всем ветрам, и забрасывает спортивную сумку на плечо. Оглядывается на квартиру, пытаясь вспомнить, не горит ли где свет, не течет ли вода и не греется ли утюг, прячет чеки с тумбочки в ящик, чтобы не портили вид, и выходит из дома в полном спокойствии. Мягкий перебор кед разбивается эхом о стены лестничных маршей: Моника презирает лифты. Она спускается на парковку, заводит свою ласточку и сверяется с наручными часами. У нее двадцать минут, чтобы добраться до дома хореографа.

Моника села за руль примерно полжизни назад. Ей нравится водить, нравится, когда у нее все под контролем. Нравится как обнимает и поддерживает спину кожаное сидение. Нравится, как чутко ведет себя полноприводный седан в потоке машин. Нравится, что на дороге нельзя отвлекаться, нужно действовать здесь и сейчас. Это именно то, что ей необходимо в таком состоянии. Один раз она объезжает пробку дворами, но в остальном обходится без происшествий. Наверное, в шесть тридцать утра субботы большая часть Нью-Йорка еще просто не проснулась. Как водится, Монике и это на руку.

Она успевает как раз вовремя. Паркуется на тротуаре. Сигналит для проформы: один раз, чтобы не слишком потревожить соседей. Выстукивает «No More Fear» пальцами по обшивке руля. Смотрит на время. Мысленно дает Тому еще десять минут, прежде чем она забьет и поедет за вторым, самым любимым и надежным мужчиной, Чертом. Откидывается на спинке. Пьет воду, которая лежит на заднем сидении уже пару недель. Включает радио. Считает стежки в обшивке руля. Потягивается. В общем, скучает и бездарно тратит свою жизнь на промедление.

Отредактировано Monica Price (2019-08-04 14:02:54)

+4

25

ИЩУ ВРАГА НОМЕР ОДИН

Teresa Oman

http://sh.uploads.ru/t/Crwun.jpg

http://s3.uploads.ru/t/KTUlh.jpg

✕ Имя
Шейлин (Шелли)

✕ Возраст
16

✕ Род занятий
школьница

Описание:
Шелли - архетипичная "крутая девчонка".
Шелли - из тех, которым всё удаётся как-то без особых усилий.
Из тех, кто не интересуется учебой так уж сильно (это было бы недостаточно круто), но при этом почему-то никогда не попадается преподавателям и выходит сухой из воды. Из тех, кого не поставит в пример чья-нибудь мама, - да и вряд ли вообще чья-нибудь мама будет в восторге от того, что её ребёнок общается с "этой оторвой" - но из тех, за кем бесспорно признают право сильного в любой подростковой компании. Из тех, кто протащит на вечеринку алкоголь и научит всех желающих пользоваться презервативами. Из тех, у кого в запаснике всегда найдется сомнительной правдивости, но несомненной увлекательности байка, полпачки сигарет и идея о том, как провести этот вечер.
У Джеки всего этого, конечно же, нет.

Джеки - инородный элемент, и Шелли это чувствует где-то на грани звериного чутья.
Как и то, что Джеки - не из тех, кого весело задирать. Не из тех, кто поддается травле.
И не то чтобы у Шелли было желание кого-то травить, но...
Джеки ей не нравится.
Не нравится.

Поэтому:
- Скаутинг, серьёзно? Какой сейчас год, 1950?
Поэтому:
- Суини не ответит, она в школе не училась, она в цирке выступала.
Поэтому:
- Эй, Суини!

"Эй, Суини" - Джеки тянет губы в улыбке, пока она не превращается в оскал, а статическое электричество не начинает трещать в воздухе. Ещё немного, и это перерастёт в потасовку. Ещё немного, и -
И Джеки пропадает в неизвестном направлении. И Шелли вспоминает - это не в первый раз.
И Джеки ей не нравится - Джеки её попросту бесит до дрожи в кончиках пальцев - Джеки не вызывает у неё никаких нежных чувств. Но тут - впервые - Шелли задумывается о том, что у всего этого "не нравится" должны быть какие-то причины.
Как и у самой неприязни.

Дополнительно:
Я хочу отыграть классический школьный "конфликт интересов", а в перспективе что-то вроде одностороннего фемслэша со всей гаммой подростковых драм на тему осознания собственной ориентации и сексуальности (мой персонаж - гетеро).
Я не люблю черно-белые истории и несчастных страдальцах и злодейских злодеях - хотелось бы видеть живого персонажа, а не набор штампов вроде "сучка из команды чирлидерш" или "ботаник с последней парты".
Я пишу посты со средней скоростью ~раз в неделю, в настоящем времени, от третьего лица и без птицы-тройки, не стою над душой соигроков и с пониманием отнесусь к провисаниями.
Я излучаю дружелюбие и всегда готова пойти на компромиссы по отдельным вопросам видения образа - всегда должно быть место для диалога.
Я буду с нетерпением ждать Шелли с пробным постом в ЛС. :3

Пример поста

Три апельсина.
Третий апельсин описывает полукруг над головой прежде чем Джеки крепко обхватывает его ладонью. Простенький, но эффектный старый трюк от Джека, сына канатоходца: номер будет смотреться наиболее эффектно в том случае, если в какой-то момент зрителю покажется, что он почти провален. Три апельсина (водянистые, почти безвкусные, но зато — плотная корка, внушительный вид), одна маленькая девочка со светлыми волосами — картинка почти плакатная. Можно выступать с таким представлением в нью-йоркской подземке и к концу дня собрать приличную сумму — в этом городе любят фриков.
Джеки однажды уже пыталась, но её поймали за этим делом полицейские: объясняться перед дядей оказалось так себе удовольствием.
Поэтому — шоу только для своих.
Три апельсина...

Второй апельсин с гулким стуком падает на асфальт и Джеки чертыхается — такими словами, за которые положено отмывать рот с мылом и средством для мытья посуды. Концентрация.
Нужно всегда сохранять концентрацию — так учил Джек.
Джеки подбирает апельсины, запихивает два из них в рюкзак, а один вертит в руке. Мрачно закуривает, как старый клоун за кулисами старого шапито после окончания очередного шоу.

— Апельсин, — водянистый, почти безвкусный, но большой, внушительный апельсин. — Хочешь? Скорп?

Жарко как в сучьем пекле (так всегда выражался дедушка, когда имел в виду: очень жарко) и душно как в парилке. Волосы мерзко липли к шее до тех пор, пока Джеки не стянула их в мятую гульку на макушке, больше напоминающую один большой колтун. Жарко как в сучьем пекле — и в той же степени скучно.
Это ведь так наказывают провинившихся грешников в Преисподней, да? Скукой?
Строго говоря, грешат ведь как раз с обратной целью — чтобы стало повеселее.
Вряд ли бабушке понравилась бы такая формулировка.
Жарко как...

— В Монтане, — говорит Джеки, когда чистит апельсин (липкий оранжевый сок оставляет на пальцах некрасивые пятна, мякоть забивается под ногти). — Было всего пятнадцать минут до речки и можно было искупаться. А тут сиди себе обтекай.

В Нью-Йорке, на самом-то деле, тоже есть речка. И даже море. Но воспринимаются они как-то совершенно по-другому — общественное пространство вместо привычных мест развлечений.
Джеки затягивается, выпускает дым через ноздри, изображая огнедышащего дракона. Щурится — тоже детская игра. Чем сильнее сощуришь глаза, тем проще станет всё вокруг. Превратится в яркие цветастые пятна. Смазанное бокэ.

— Скорп, а ты когда-нибудь выезжала из Нью-Йорка?

Выезжала. Убегала. Уплывала. Выдвигалась, в общем.

— А то я тут подумала...

Граница с Пенсильванией (или меньше — насколько сил хватит) бередит сознание уже как минимум пару недель.
Джеки болтает в воздухе ногами в рваных кедах минимум на полразмера больше и косит на Скорпи левым глазом.

Отредактировано Jackie Sweeney (2019-10-04 16:17:01)

+4

26

ИЩУ СВОИХ АКТРИС

Hayley Atwell & Lara Pulver (only)

https://funkyimg.com/i/2X6a6.gif

https://funkyimg.com/i/2X6a4.gif

✕ Имя
Хейли и Надин

✕ Возраст
35 – 45 лет

✕ Род занятий
актрисы театра

Описание:
Хейли серьёзна и прагматична.
Хейли спокойна и немногословна.
Хейли считает, что на работе нужно думать только о работе, а всё остальное подождёт (жизнь подождёт).
Хейли живёт работой, живёт театром.
Хейли глубоко вживается в каждый образ, отдаёт себя каждой роли. Не понимает, как можно иначе.
Хейли приходит домой и кормит рыбок (только рыбки у неё и выживают), закуривает тонкую сигарету и включает Нетфликс.
Хейли ждёт следующего утра и ненавидит выходные.
Надин, однако, совершенно другая.

Надин легка и смешлива.
Надин общительна и экспрессивна.
Надин любит внимание (особенно мужское внимание) и комплементы.
У Надин репутация роковой красотки. Завести отношения с коллегой для неё – это практически челлендж. Надин говорит Рози: «Вот этот – точно гей. Он даже не взглянул на меня».
Надин проводит вечер с очередным ухажёром.
Надин всё больше кажется, что в этом всём нет смысла, но остановиться она не может.
И эти вечные скандалы с Хейли…

- Боже, найди себе мужика уже, - фыркает Надин, и Хейли скрипит зубами.
- Ты позоришь всю труппу своим поведением, - шипит Хейли, и Надин нервно дёргает бровью.

Как ни странно, это не мешает им иногда после работы вместе пить в баре.
Не мешает им быть почти подругами (когда дело не касается работы и отношений).

«На самом деле, мне очень одиноко», - хочет сказать Хейли, но молчит.
«На самом деле, я не чувствую, что могу понравиться кому-то чем-то, кроме своей внешности», - хочет сказать Надин, но молчит.

Завтра они опять будут спорить и ссориться.
Пока кто-нибудь честно не скажет:

«Послушай, на самом деле, я…»

Дополнительно:
Идеальная заявка для тех, кто хочет прийти фемслэш-парой со сложными отношениями. Хейли и Надин очень похожи, несмотря на то, что очень разные. Они обе одиноки по сути, просто Хейли прячет своё одиночество в работе, а Надин раз за разом пытается доказать себе, что она может обольстить любого, вот только это не доставляет ей почти никакого удовольствия.
Впрочем, фемслеш – это лишь один из вариантов. Хейли и Надин могут быть просто соперницами-подругами. Тут можно поиграть на том, как по-разному обе девушки справляются с проблемами в личной жизни. И посмотреть, куда каждую её способ борьбы с одиночеством приведёт.
Внешности довольно принципиальны. Образы набросаны лишь примерно и очень гибки. Фамилии, биография, детали характера оставляю за вами. Если понравился только один образ, то тоже не страшно. Берите его и играйте. Там дальше уже по желания – будем искать вторую девушку (если захотите развивать линию Хейли и Надин), либо вы уже сами продумайте свою линию, как захотите.
Если придёте, то будьте уверены, что найдёте игру. Театралов и связанных с театром людей у нас очень много. Ну, как минимум, у одного меня есть идеи для эпизодов.
О себе: третье лицо, посты от трёх тысяч знаков раз в неделю минимум (можете посмотреть мои посты из-под читателя). На ЛС реагирую быстро. Не против общаться вне игры, если будет желание. Довольно лоялен и гибок в обсуждении персонажей, если образ не расходится с заявленным принципиально.
Добр, мил и приятен :3

Пример поста

Театр потихоньку сходил с ума.
То ли дело было в магнитных бурях, то ли резкая смена погоды выбивала всех из колеи, то ли наступающие праздники так влияли — кто-то начинал беспричинно нервничать (кто-то нервничал по определенному поводу — деньги, подарки, ненавистные семейные торжества), кто-то впадал в чёрную предрождественскую тоску, а кто-то слишком уж расслаблялся, всё больше выпадая из рабочего процесса.
Словно дети малые.
Всё началось с первых снегопадов. Сначала Гарри пропустил репетицию, сообщив, что не может доехать — погода и все дела. Потом Джон написал, что дороги завалило, машины не ездят, вездехода у него нет, а дойти пешком из Квинса в такую метель он сможет только к вечеру. Потом Мэри предупредила, что поскользнулась, растянула связки и ближайшие несколько репетиций, видимо, пропустит.
И это можно было понять.
Происходящее дальше понять было уже сложнее.
После прослушиваний для «Трёхгрошовой оперы» безумие мало-помалу начало проникать в стены театра. Надин, решившая, что её всенепременно нужна новая жертва для флирта, перешла в режим «роковой красотки» — роняла вещи, нарочито медленно нагибалась за ними, фальшиво смеялась, задумчиво закусывала губу и подмигивала новым актёрам. Хейли, уверенная в том, что Надин своим поведением позорит всю труппу, решила, что разумнее всего будет устроить скандал сразу же после репетиции. Вся труппа решила, что разнимать двух спорящих девушек слишком скучно, а вот делать ставки, кто кому первый начнёт вырывать волосы...
Прямо дети малые.
Но и с этим, в общем и целом, можно было смириться.
Потом мисс Ламберт, которую Кристоф взял на роль Полли и назначил своим помощником в постановке вокала, начала раздраженно замечать, что актёры поют слишком уж фальшиво, а занимавшийся хореографией Томас Ньютон то и дело фыркал, что не может работать с таким материалом. Потом новые актёры начали нервничать, замечая, что что-то идет не так. И в довершение ко всему Холл, всегда понимавший Кристофа едва ли не с полуслова, никак не мог подобрать нужные образы для костюмов. И ладно бы он не понял задумку с первого раза — магнитные бури, погода, предрождественская суета и что там ещё может быть — но и на второй, и на третий раз он так и не смог уловить нужную мысль. В какой-то момент Кристофу даже показалось, что он случайно перешёл на немецкий, а Холл просто постеснялся его перебить.
Я ведь на английском говорю, так? Ты ведь меня понимаешь? Понимаешь, что в этом никто не сможет нормально двигаться? — под конец уже сорвался Кристоф.
Понимаю, — скрипя зубами ответил Холл. — К следующей неделе подготовлю новые эскизы.
Детский сад, да и только.
Да что же не так?
Можно было, конечно, сослаться ещё и на то, что сам Кристоф чувствовал себя не в своей тарелке из-за приезда брата, а остальные просто ощутили его нервозность и транслировали её, как могли. Актёры — чувствительные люди.
Но не до такой же степени.
Театр потихоньку сходил с ума.
Театр потихоньку превращался в какое-то варьете (если и вовсе не в цирк), а Кристоф потихоньку доходил до точки кипения.
Да он же совершенно не понимает, что я говорю, — злилась Мэри. — Он вообще не реагирует на мои реплики! Вот что с ним делать?
Голову ему оторвать! — пробурчал Кристоф на русском, вздохнул и поднял руки, — Всё, ладно, обеденный перерыв. Поели, взяли себя в руки и начали со второго акта.
Выдохнул и попытался успокоиться. Не хватало ещё и ему поддаться всеобщему безумию — вот тогда уж точно всё покатится в тартарары.
Выдохнул и ушёл в свой кабинет.
Выдохнул и досчитал до двадцати.
Выдохнул и подумал, что ему нужно кофе.
Выдохнул, сложил перед собой руки, вдохнул (вспомнил наставления Дориана — сначала успокойся, потом решай), поднялся из-за стола и направился в общую кухню, едва не столкнувшись в дверях с одной из костюмерш (с Эми, поправил сам себя Кристоф — её зовут Эми Филдс). Эми держала в руках какую-то папку, смотрела на него с надеждой и пыталась что-то рассказать.
Время у меня есть, — Кристоф устало пожал плечами, — но я хотел бы успеть поесть и выпить кофе, так что, надеюсь, ты не против пройтись со мной до кухни.
Добавил зачем-то:
Я захватил из дома очень вкусный салат. Хочешь, угощу?

Отредактировано Christoph Ruppel (2019-09-17 17:42:56)

+4

27

придержали

ИЩУ ДЯДЮ

Pablo Schreiber (?)

http://s3.uploads.ru/t/SxfeH.jpg

http://s8.uploads.ru/t/Tw3Y4.jpg

✕ Имя
Кормак Суини

✕ Возраст
40+

✕ Род занятий
на ваше усмотрение, уклон в сторону "закон и порядок": полицейский, судья, прокурор, криминалист, etc.

Описание:
Кормак Суини терпеть не может:
- детей;
- беспорядок.

Кормак Суини не женится - каждая подружка рано или поздно начинает заговаривать что-то о колясках, пелёнках и тикающих часиках, ход которых невозможно остановить.
Кормака Суини пе-ре-дёр-ги-ва-ет, прошибает сухим яростным жаром, выворачивает наизнанку, когда что-то оказывается не на своём месте, идёт не по плану, складывается не так, как должно складываться.
У Кормака Суини всё благоустроено, всё доведено до автоматизма, быт налажен с точностью расчётов до часа, минуты, секунды - Кормак Суини чувствует себя спокойно только тогда, когда всё вокруг подчиняется некому вселенскому порядку.
Если бы Кормак Суини был верующим, он бы назвал это богом.

Кормак Суини не любит:
- демократов;
- хипстеров, велосипедистов и веганов;
- всякую новомодную хуйню вроде феминизма и гей-парадов.

Это не ненависть - Кормаку Суини уютно в своём консерватизме, он к нему привык и не собирается ничего менять, но настоящей агрессии ничего из перечисленного не вызывает, творите что хотите, только подальше от моего дома.

Кормак Суини старается не вспоминать:
- своих родителей;
- своего брата.

Кормаку Суини подложили самую настоящую свинью.
Лиам остаётся в памяти скорее наброском, чем полноценным персонажем. Где-то далеко за линией горизонта. Где-то на границе с Монтаной. Дом - это первое место, из которого ты учишься бежать.
Лиам звонит, а может быть пишет в The Link или отправляет старомодную смску - буду, мол, в городе, в Большом Яблоке, ты не против приютить?
Лиама вместе с дочерью Лиама - на неё у Кормака Суини нет даже наброска. Лиама вместе со всем воображаемым балаганом и сопровождающими его цирковой музыкой и запахом попкорна.

Хочешь покажу фокус с исчезновением монетки?
Кормак не хочет.
Хочешь посмотреть фокус с исчезновением меня?

Кормак Суини терпеть не может детей и беспорядок. Джеки четырнадцать и она прекрасно умеет вносить элемент хаоса во всё, до чего дотрагивается.
Он не умеет ни дружить, ни воспитывать - поэтому колеблется между местечковым домашним тираном и сессионным папашей, забывающим о родительских собраниях. Он не умеет сочувствовать - трудно представить, что по Лиаму вообще кто-то может скучать.
Бить по рукам, пока не отучишь от воровства, спихнуть в команду герлскаутов с глаз долой - кажется, эти ребята неплохо справляются с малолетками, да?
Кормак Суини считает, что племянница должна быть ему благодарна за то, что не оказалась в фостерной семье с какими-нибудь ниггерами или пидарасами, что не пошла в приют или на улицу с протянутой рукой.
Но всё равно держит руку на пульсе.
Лиам не мог исчезнуть в никуда. Он должен где-то быть.

Дополнительно:
Пустоты в заявке можно прояснить чтением моей анкеты с профиля читателя. На случай, если что-то в истории останется непонятным - всегда готова обсудить в ЛС или перебраться в удобный мессенджер.
Имя я ещё нигде не упоминала, так что можно поменять по желанию.
Внешность я ещё тоже нигде не описывала, так что можно поменять по согласованию (каламбур с Суини вышел случайно, честное слово).
Я не использую птицу-тройку, пишу от третьего лица в настоящем времени, готова терпеливо ждать посты едва ли не год, не люблю инверсию и заместительные синонимы.
Почти всегда нахожусь в ближайшем доступе и стараюсь не пропадать даже в случае неписца и третьей мировой.
Буду очень ждать. И принесите пробный пост, пожалуйста. :3

Пример поста

Три апельсина.
Третий апельсин описывает полукруг над головой прежде чем Джеки крепко обхватывает его ладонью. Простенький, но эффектный старый трюк от Джека, сына канатоходца: номер будет смотреться наиболее эффектно в том случае, если в какой-то момент зрителю покажется, что он почти провален. Три апельсина (водянистые, почти безвкусные, но зато — плотная корка, внушительный вид), одна маленькая девочка со светлыми волосами — картинка почти плакатная. Можно выступать с таким представлением в нью-йоркской подземке и к концу дня собрать приличную сумму — в этом городе любят фриков.
Джеки однажды уже пыталась, но её поймали за этим делом полицейские: объясняться перед дядей оказалось так себе удовольствием.
Поэтому — шоу только для своих.
Три апельсина...

Второй апельсин с гулким стуком падает на асфальт и Джеки чертыхается — такими словами, за которые положено отмывать рот с мылом и средством для мытья посуды. Концентрация.
Нужно всегда сохранять концентрацию — так учил Джек.
Джеки подбирает апельсины, запихивает два из них в рюкзак, а один вертит в руке. Мрачно закуривает, как старый клоун за кулисами старого шапито после окончания очередного шоу.

— Апельсин, — водянистый, почти безвкусный, но большой, внушительный апельсин. — Хочешь? Скорп?

Жарко как в сучьем пекле (так всегда выражался дедушка, когда имел в виду: очень жарко) и душно как в парилке. Волосы мерзко липли к шее до тех пор, пока Джеки не стянула их в мятую гульку на макушке, больше напоминающую один большой колтун. Жарко как в сучьем пекле — и в той же степени скучно.
Это ведь так наказывают провинившихся грешников в Преисподней, да? Скукой?
Строго говоря, грешат ведь как раз с обратной целью — чтобы стало повеселее.
Вряд ли бабушке понравилась бы такая формулировка.
Жарко как...

— В Монтане, — говорит Джеки, когда чистит апельсин (липкий оранжевый сок оставляет на пальцах некрасивые пятна, мякоть забивается под ногти). — Было всего пятнадцать минут до речки и можно было искупаться. А тут сиди себе обтекай.

В Нью-Йорке, на самом-то деле, тоже есть речка. И даже море. Но воспринимаются они как-то совершенно по-другому — общественное пространство вместо привычных мест развлечений.
Джеки затягивается, выпускает дым через ноздри, изображая огнедышащего дракона. Щурится — тоже детская игра. Чем сильнее сощуришь глаза, тем проще станет всё вокруг. Превратится в яркие цветастые пятна. Смазанное бокэ.

— Скорп, а ты когда-нибудь выезжала из Нью-Йорка?

Выезжала. Убегала. Уплывала. Выдвигалась, в общем.

— А то я тут подумала...

Граница с Пенсильванией (или меньше — насколько сил хватит) бередит сознание уже как минимум пару недель.
Джеки болтает в воздухе ногами в рваных кедах минимум на полразмера больше и косит на Скорпи левым глазом.

Отредактировано Jackie Sweeney (2019-10-24 16:52:38)

+2

28

ИЩУ ЛЮБИМУЮ СЕСТРУ

Storm Reid

https://i.imgur.com/O9viQqx.gif

https://i.imgur.com/sOIMIFA.gif

✕ Имя
Дайана Марисоль Шуйлер
[Dayana Marisol Schuyler]

✕ Возраст
14 лет

✕ Род занятий
школьница, скрипачка

Описание:
Дайана — маленькое солнышко, звёздочка семейства Шуйлер, младшая из трёх детей и талантливая скрипачка. С самого детства она была, что называется, маминой дочкой, и везде за нею следовала. Миссис Шуйлер давно отодвинула в сторону мечту об успешной музыкальной карьере, но не отказалась от пленительного мира музыки, и работала тур-менеджером симфонического оркестра Seattle Symphony Orchestra. Её старшая дочь, Розмари, не имела ни слуха, ни голоса, и в целом интересовалась точными науками, телескопами и непонятным, далёким космосом; она слишком прагматично и цинично воспринимала мир, в то время как Дайане достались романтичность и меланхоличность матери.
Дайана уже с малых лет обучалась игре на скрипке и пела в церковном хоре Первой Баптисткой Церкви Сиэтла. Несмотря на то, что она горячо любила классическую музыку (особенно — Рубинштейна, Чайковского и Вивальди) и великих джазовых композиторов, Дайану в равной мере увлекали и Гарлемский ренессанс (привет, Ленгстон Хьюз!) с R'n'B культурой. Дайана стала осваивать фортепьяно и электронные программы для сочинения музыки. В десять лет она поступила в среднюю школу, West Seattle High School, которая предлагала талантливым ребятам музыкальную программу, и получила стипендию. Словами не передать, как сильно гордились дочерью родители и как радовались за неё брат с сестрой — звезда Дайаны загоралась всё сильнее и сильнее. Год назад семейство постигло горе — скончался Корнелл Шуйлер, профессор астрофизики в Колумбийском университете и дедушка Розмари, Дайаны и их старшего брата Дональда. Тяжелее всего смерть Корнелла переживала Розмари — с ним они были наиболее близки, именно он привил Розмари любовь к космосу и активно помогал ей развиваться в этом направлении. Дайана же в этот период потеряла не только любимого дедушку, но и дружбу с сестрой — Розмари закрылась ото всех родственников, стала холодной и безучастной. Она не знала, как выразить скорбь и попросить о помощи, а вот Дайана попыталась рассказать о пережитом посредством музыки — и на том концерте зал плакал и аплодировал стоя.
Сейчас Дайана продолжает обучение в West Seattle High School, с упоением смотрит видео с Линдси Стирлинг, планирует поступление в Джулиардскую школу искусств и пытается найти своё, особенное звучание. Со стороны кажется, что жизнь Дайаны прекрасна и беззаботна, но, на самом деле, ей безумно одиноко — друзья Дайаны слишком погружены в миры со своей музыкой, а с матерью о многом, как, к примеру, о первой любви, Дайана поговорить не может. Также, постепенно Дайана начинает понимать, что не всё гладко в отношениях между её родителями, и их брак давно трещит по швам. Именно сейчас, как никогда раньше, Дайане требуется поддержка Розмари, у которой совсем нет таких ресурсов.

Дополнительно: Дайане всего четырнадцать, однако она наблюдательная и умная девочка, которая понимает гораздо больше, чем подростки в её возрасте. Она не делит мир на чёрное и белое, пытается понять неоднозначные поступки, много читает, хорошо учится и всё время пытается всё исправить. Ей хочется нести свет и доброту в этот мир, помогать нуждающимся (да, Дайана занимается благотворительностью посредством школьных и церковных программ), у неё активная гражданская позиция.
Немного романтичная фантазёрка, Дайана умеет слушать и слышать, и даёт правильные советы. Ещё Дайана — верующая баптистка, этот факт неменябелен. Она любит свой приход и любит петь в хоре, службы и собрания общины — неотъемлемая часть её жизни.
Мне очень хочется видеть сестру на проекте для того, чтобы играть в семейные отношения. К сожалению, дети не могут скрепить брак родителей, не могут заставить вновь их полюбить друг друга, могут лишь повести себя как взрослые и принять обоюдное решение мамы и папы разойтись полюбовно. Правда, до развода в семье Шуйлер далековато, а вот в жизнях Дайаны и Розмари творится полная неразбериха — и, если им хочется действительно справиться со всеми неурядицами, сёстрам пора объединиться и поговорить по душам. 
На внешность предлагаю актрису Storm Reid, замечательно сыгравшей Джию Беннет в сериале «Эйфория», или, в качестве альтернативы, могу предложить посмотреть на Amandla Stenberg (те исходники, где она помладше). Хотелось бы, чтобы Розмари и Дайана были похожи — в том числе бешеной копной кудряшек.
Пишу от третьего лица в прошедшем времени, птицей-тройкой не пользуюсь. Очень вас жду, приходите в Гостевую, там можем обменяться контактами.

Пример поста

Резкий визг колёсиков чемодана расцарапал убаюкивающую атмосферу царящей тишины, и Нэнси Дрю перешагнула порог дома. В воздухе ещё витал запах сдобы — булочки с корицей и лимонный пирог — вперемешку с благоуханием лаванды. Именно таким средством для мытья полов и окон всегда пользовалась Ханна, и, пускай на эти недолгие выходные она покинула особняк Дрю, отправившись к сестре в пригород Чикаго, её незримое присутствие отчётливо отражалось не только в до блеска начищенных вазах, но и в самом уюте, оставленном для Карсона и его дочери. У самого мистера Дрю никогда не хватало времени, и, торопясь то на заседания, то на встречи, он оставлял за собою ворох раскиданных галстуков, смятые рубашки и раскрытые окна — в комнаты врывался ветер и ворошил стопки бумаг, и они разлетались по всему дому. Ханна Груин великодушно и героически терпела подобный сбитый распорядок дня, а уж когда Нэнси пошла по отцовским стопам — так и вовсе не удивилась. Юная сыщица частенько бросала чемодан или рюкзак на кровать, трепала за ухи мистера Вугла, переодевала рубашку и джемпер на рубашку с ленточками-бантиками, протирала лупу, отправлялась в гости друзьям — а после в аэропорт, к очередным приключением. Ханна не ворчала и заботливо приготавливала для Нэнси ланчбоксы, постоянно ругая и понося на чём свет стоял самолётную еду, заворачивала сэндвичи в фольгу, нарезала овощи и отсчитывала шоколадные батончики «Koko Kringle». Сверху Ханна прикрепляла записку, и неизменно подписывала: «Люблю и желаю удачи». Совсем как во времена старшей школы.
Нэнси всё чаще казалось, что этот дом, выкрашенный в лазурно-голубой, с панелями, разрисованными салатовыми и карминовыми орнаментальными узорами, был выстроен для Ханны, а не для них с отцом. Они оставляли друг для друга письма или замысловатые, зашифрованные послания — прикрепляли на холодильник магнитами и пускались в путь, ни минуты не раздумывая, оттого и сталкивались стабильно дважды в год — на Рождество и День Благодарения. В остальное время — как придётся.

Сейчас же Нэнси боязно ёжилась, напрягаясь и вжимая голову в плечи от незнакомых звуков. Одиночество и пустота — вот чем были пропитаны комнаты их семейного дома, вот чем были заполнены, и вот что ждало её в ближайшие дни. У отца шёл процесс в Небраске, и он уже вылетел первым рейсом, Нэд... Нэд всё ещё прятался за отговорками, что у него плотный забитый график, и всячески давал понять, что не готов возобновлять дружеские отношения с Нэнси, а Джордж уехала к родителям, намереваясь подлечить нервы после последнего приключения — на Багамах. Бэсс приходилось тяжелее всех — ведь именно её похитили во время долгожданного отпуска, лишили еды и солнца, связали и бросили в яму. В последний раз Нэнси разговаривала с Джордж две недели тому назад — по телефону, безусловно — для FaceTime или хотя бы скайпа не хватало полосок интернета, а старинный замок в альпийских горах, где расположилась Нэнси, мог предложить разве что старинный телефон с номеронабирателем — колесо противно скрипело и почти сломалось, пока Нэнси набирала цифры... Так вот, Джордж, тяжело вздохнув, поведала, что Бэсс продолжает посещать психотерапевта и особых улучшений незаметно. Напротив, ситуация усугубилась, Бэсс стала хуже спать и совсем замкнулась в себе — даже не соглашалась на гости, пломбир, обсуждение свадьбы Кита Харингтона и Роуз Лесли, просмотр премьеры нового сезона «Семейства Кардашьян», сезонный шоппинг... Иными словами, не выбиралась из депрессии. После Джордж добавила, что не представляет, каким образом Нэнси с завидным постоянным упорством так быстро и легко отходит от попыток всякого, кому не лень, убить её разнообразнейшими способами — по голове ударить и в ванне запереть, кинуть в заржавевший механизм старинной башни, привезённой из Версаля — а дальше телефонная линия оборвалась.

Но теперь Нэнси была дома. И теперь механизмы старинных башен, адреналин и шарады были позади. Не было никаких новых писем, e-mail рассылок или просьб друзей скататься в очередную экзотическую страну и заняться очередной невероятной тайной. Напротив, по приезду, Нэнси чувствовала себя абсолютно потерянной, не имея никаких конкретных планов. Ей предстояло лишь одно серьёзное решение — стопка конвертом с ответами из колледжей и университетов покоилась глубоко в шкафу, спрятанная в картонную коробку с надписью «бижутерия» (а вдруг папа найдёт?), и лежала тяжёлым грузом на плечах. Нэнси пока что понятия не имела, что делать дальше и с чего начинать, и, потому, первым же делом после душа, схватилась за домашний телефон — набрать привычный номер.
— Ханна оставила мне годовой запас синнабонов и самый большой лимонный пирог в Иллинойсе — впору в книгу рекордов Гиннеса заносить, — рассмеявшись, начала Нэнси сразу же, — Бэсс, зайдёшь? Я привезла особый альпийский чай с швейцарскими травами!

Отредактировано Rosemarie Schuyler (2019-10-19 19:04:51)

+2

29

ИЩУ ЛЮБИМОГО БРАТА

Algee Smith

https://i.imgur.com/HUPYgao.gif

https://i.imgur.com/ZnFS8N9.gif

✕ Имя
Дональд Исаия «Донни» Шуйлер [Donald Isaiah «Donnie» Schuyler]

✕ Возраст
25 лет

✕ Род занятий
специалист по управлению персоналом, занят в кофейном бизнесе

Описание:
Донни, пожалуй, самый обычный в своей семье. У него нет творческого задатка, того зёрнышка, что называют необыкновенным талантом; он даже рэпером-то никогда становиться и не хотел. Нет у него и потрясающей предрасположенности к естественным или точным наукам, спорту или видео-играм. Донни рос самым обычным пацаном — в школе он не общался с популярными ребятами, но и изгоем не был, водил не крутую спортивную машину, но и не «фольксваген»-развалюху шестидесятых годов, часами мог рубиться в «Mortal Kombat» с друзьями, но от фэнтези-миров в той степени, что его сестра Розмари, никогда не фанател. Зато Донни всегда остро ощущал, что в семье он — старший, а, значит, обязан заботиться о двух своих младших сёстрах и помогать родителям. Ещё в средней школе Донни начал подрабатывать в компании отца и разгружать грузовики с мешками кофейных зёрен, читать книги по ведению бизнеса и посещать тренинги о секретах маркетинга. Донни можно было справедливо назвать трудолюбивым и исполнительным сотрудником, хорошим сыном, достойным своего отца, но бизнес-хватка и инновационные решения в его голову не приходили. Он жил так, как живут тысячи американцев, без желания покорять Эверест и становиться мировой знаменитостью. Амбиции, выстраивающиеся в лестницы до небес, достались его сёстрам, а Донни приходилось заниматься тем, без чего их мечты разбивались бы о скалы — он помогал отцу обеспечивать семью, копил средства на оплату ипотеки и планировал месячный бюджет. Донни привык к стереотипам, что «мальчики не плачут» и помощи не просил, хотя в его семье никогда не поощрялось подобное геройство. Из-за такого сумасбродства, Донни перестал следить за здоровьем, и очень скоро слёг с переутомлением в больницу и грыжей на спине. Вся семья всполошилась и всеми силами поддерживала Донни — Дайана очень драматично читала ему вслух комиксы про Бэтмена, а Розмари тайком протаскивала приставку в палату, чтобы братец не скучал по ночам.
В отличие от сестёр, Донни с самого детства наблюдал за ссорами родителей и был вовлечён во взрослые проблемы. У него сложились не самые лучшие представления о том, как должен строиться брак, и именно из-за этого отношения с его вечной девушкой, Шарлин, постоянно то возобновлялись, то прекращались. Недавно, после очередного разрыва, Донни узнал, что Шарлин теперь не только встречается с начинающим рэпером, но и беременна — не от рэпера, а от него, Донни. Помимо прочего, Розмари связалась с популярным спортсменом (а Донни в свои годы на этих белых парней насмотрелся и знает, какие они гниды внутри), а младшая, Дайана, не знает куда себя девать. И это не считая того факта, что уже год семейство Шуйлер пытается справиться с потерей любимого дедушки Корнелла.
Впрочем, Донни не отчаивается — звучит странно, но ему нравится чувствовать ответственность на себе, нравится заниматься социальной инженерией, нравится помогать выбирать людям правильные жизненные пути. И он готов приложить немало усилий, чтобы на такой путь встала и его семья.

Дополнительно:
Заявка несколько пространная, однако в основе концепта персонажа лежит то, что Донни — самый обыкновенный парень, без ярких склонностей к чему-либо. Он честно живёт и честно работает, ссорится со своей on-and-off girlfriend, разбирает дрова, наломанные обеими сестрами, и пытается как-то удержать семью вместе. Донни действительно хороший парень, но свои демоны у него, безусловно, есть — и в драку он полезет чаще, чем надо (чувство справедливости обостренно), и сморозит что не надо невпопад (предпочитает говорить всё, что думает, прямо в лицо).
Сейчас отношения у Донни и Розмари станут натянутыми — и дело не только в том, что Розмари сильно отдалилась после смерти дедушки, но и в её новом парне, белом мальчике из привилегированной семьи и популярном в школе спортсмене. Дональд всеми силами хочет помочь своим девочкам, помочь им не наломать ошибок, но начинает додумывать за них и настаивать на своём видении счастья.
Именно в семейные проблемы и братско-сестринские отношения мне и хочется поиграть, а, помимо того, попытаться справиться с надвигающимся разводом родителей. Да и перед самим Донни встаёт дилемма — создавать ему семью с Шарлин или отказаться?
Пишу я в третьем лице прошедшем времени без птицы-тройки, пример поста стоит. Очень вас жду — приходите в Гостевую, там и обменяемся контактами.

Пример поста

Резкий визг колёсиков чемодана расцарапал убаюкивающую атмосферу царящей тишины, и Нэнси Дрю перешагнула порог дома. В воздухе ещё витал запах сдобы — булочки с корицей и лимонный пирог — вперемешку с благоуханием лаванды. Именно таким средством для мытья полов и окон всегда пользовалась Ханна, и, пускай на эти недолгие выходные она покинула особняк Дрю, отправившись к сестре в пригород Чикаго, её незримое присутствие отчётливо отражалось не только в до блеска начищенных вазах, но и в самом уюте, оставленном для Карсона и его дочери. У самого мистера Дрю никогда не хватало времени, и, торопясь то на заседания, то на встречи, он оставлял за собою ворох раскиданных галстуков, смятые рубашки и раскрытые окна — в комнаты врывался ветер и ворошил стопки бумаг, и они разлетались по всему дому. Ханна Груин великодушно и героически терпела подобный сбитый распорядок дня, а уж когда Нэнси пошла по отцовским стопам — так и вовсе не удивилась. Юная сыщица частенько бросала чемодан или рюкзак на кровать, трепала за ухи мистера Вугла, переодевала рубашку и джемпер на рубашку с ленточками-бантиками, протирала лупу, отправлялась в гости друзьям — а после в аэропорт, к очередным приключением. Ханна не ворчала и заботливо приготавливала для Нэнси ланчбоксы, постоянно ругая и понося на чём свет стоял самолётную еду, заворачивала сэндвичи в фольгу, нарезала овощи и отсчитывала шоколадные батончики «Koko Kringle». Сверху Ханна прикрепляла записку, и неизменно подписывала: «Люблю и желаю удачи». Совсем как во времена старшей школы.
Нэнси всё чаще казалось, что этот дом, выкрашенный в лазурно-голубой, с панелями, разрисованными салатовыми и карминовыми орнаментальными узорами, был выстроен для Ханны, а не для них с отцом. Они оставляли друг для друга письма или замысловатые, зашифрованные послания — прикрепляли на холодильник магнитами и пускались в путь, ни минуты не раздумывая, оттого и сталкивались стабильно дважды в год — на Рождество и День Благодарения. В остальное время — как придётся.

Сейчас же Нэнси боязно ёжилась, напрягаясь и вжимая голову в плечи от незнакомых звуков. Одиночество и пустота — вот чем были пропитаны комнаты их семейного дома, вот чем были заполнены, и вот что ждало её в ближайшие дни. У отца шёл процесс в Небраске, и он уже вылетел первым рейсом, Нэд... Нэд всё ещё прятался за отговорками, что у него плотный забитый график, и всячески давал понять, что не готов возобновлять дружеские отношения с Нэнси, а Джордж уехала к родителям, намереваясь подлечить нервы после последнего приключения — на Багамах. Бэсс приходилось тяжелее всех — ведь именно её похитили во время долгожданного отпуска, лишили еды и солнца, связали и бросили в яму. В последний раз Нэнси разговаривала с Джордж две недели тому назад — по телефону, безусловно — для FaceTime или хотя бы скайпа не хватало полосок интернета, а старинный замок в альпийских горах, где расположилась Нэнси, мог предложить разве что старинный телефон с номеронабирателем — колесо противно скрипело и почти сломалось, пока Нэнси набирала цифры... Так вот, Джордж, тяжело вздохнув, поведала, что Бэсс продолжает посещать психотерапевта и особых улучшений незаметно. Напротив, ситуация усугубилась, Бэсс стала хуже спать и совсем замкнулась в себе — даже не соглашалась на гости, пломбир, обсуждение свадьбы Кита Харингтона и Роуз Лесли, просмотр премьеры нового сезона «Семейства Кардашьян», сезонный шоппинг... Иными словами, не выбиралась из депрессии. После Джордж добавила, что не представляет, каким образом Нэнси с завидным постоянным упорством так быстро и легко отходит от попыток всякого, кому не лень, убить её разнообразнейшими способами — по голове ударить и в ванне запереть, кинуть в заржавевший механизм старинной башни, привезённой из Версаля — а дальше телефонная линия оборвалась.

Но теперь Нэнси была дома. И теперь механизмы старинных башен, адреналин и шарады были позади. Не было никаких новых писем, e-mail рассылок или просьб друзей скататься в очередную экзотическую страну и заняться очередной невероятной тайной. Напротив, по приезду, Нэнси чувствовала себя абсолютно потерянной, не имея никаких конкретных планов. Ей предстояло лишь одно серьёзное решение — стопка конвертом с ответами из колледжей и университетов покоилась глубоко в шкафу, спрятанная в картонную коробку с надписью «бижутерия» (а вдруг папа найдёт?), и лежала тяжёлым грузом на плечах. Нэнси пока что понятия не имела, что делать дальше и с чего начинать, и, потому, первым же делом после душа, схватилась за домашний телефон — набрать привычный номер.
— Ханна оставила мне годовой запас синнабонов и самый большой лимонный пирог в Иллинойсе — впору в книгу рекордов Гиннеса заносить, — рассмеявшись, начала Нэнси сразу же, — Бэсс, зайдёшь? Я привезла особый альпийский чай с швейцарскими травами!

Отредактировано Rosemarie Schuyler (2019-10-19 19:46:42)

+2


Вы здесь » New York: The City & the City » Первым делом » Нужные персонажи